Штраф за атеизм


В Казахстане хотят штрафовать за оскорбление атеистов. К чему это может привести?

В Казахстане собираются на законодательном уровне защитить чувства атеистов. Министерство по делам религий и гражданского общества Казахстана разработало законопроект, по которому предлагается ввести штрафы за оскорбление тех, кто убеждён, что Бога нет, запретить ношение традиционной исламской одежды в общественных местах и наказывать за заключение религиозных браков без государственной регистрации. Informburo.kz объясняет, чем грозит новый законопроект в случае, если его примут, и публикует реакцию религиозных деятелей и юриста.

Сколько стоит оскорбить атеиста?

Если закон примут, за неуважение чувств атеистов придётся платить штраф в размере от 100 до 300 месячных расчётных показателей. Сумма зависит от того, кто именно оскорбил неверующего гражданина. Физлицу такое нарушение обойдётся в 100 МРП, должностному – в 200, а юридическому – в 300 МРП.

Но при этом закон предусматривает и штрафы за оскорбление чувств верующих.

"Воспрепятствование законной религиозной деятельности, а равно нарушение гражданских прав физических лиц по мотивам отношения к религии, или оскорбление их религиозных чувств, атеистических убеждений, либо осквернение почитаемых последователями той или иной религии предметов, строений и мест, допущение проявлений религиозного радикализма – если все вышеизложенные действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния, это влечёт штраф..." – такую редакцию предлагает внести Министерство по делам религий и гражданского общество в пункт 2 статьи 490 Кодекса об административных правонарушениях.

Казахстан позиционирует себя как светское государство, в котором при этом стремятся к веротерпимости. Статья 14 Конституции РК гласит, что никто не может подвергаться какой-либо дискриминации по мотивам отношения к религии.

По данным Министерства по делам религий и гражданского общества РК, атеистами или агностиками себя позиционируют 10% граждан РК, 75% граждан считают себя верующими, но не соблюдают догматы на 100%.

Что думает церковь?

Председатель отдела по взаимоотношениям Церкви и общества православной Церкви Казахстана протоиерей Александр Суворов удивлён новым законопроектом. Он считает, что убеждения как верующих, так и неверующих граждан РК и так защищены Конституцией и ратифицированными РК международными нормативно-правовыми актами. Также он считает, что в законопроекте нет чёткой дефиниции того, что именно можно считать оскорбительным для атеиста.

Александр Суворов (слева) / Фото со страницы в Facebook

"Есть Всеобщая декларация прав человека, есть Конституция РК, – прокомментировал председатель отдела по взаимоотношениям Церкви и общества православной Церкви Казахстана протоиерей Александр Суворов. – Мне не совсем понятно, что такое защита атеистических убеждений и как их можно оскорбить. Если завтра я скажу, что Бог есть, будет ли это оскорблением атеистических взглядов? Вдруг завтра атеист скажет, что его оскорбляет звук церковных колоколов, или выйдет на улицу Айтеке би, а там Кафедральный собор, а его он раздражает. Это тоже оскорбление? Какие именно предметы, атрибуты атеиста можно оскорбить, к примеру? Предметы культа можно оскорбить, а какие предметы идентифицируют атеистическую идеологию? Нет ответа на этот вопрос".

Ко всем надо относиться с уважением

А советник главного муфтия Казахстана Мухаммад Хусейн-кажи Алсабеков считает, что нельзя оскорблять ни чувств атеистов, ни чувств верующих, так как ко всем гражданам надо относиться с уважением.

"В Коране не сказано осуждать тех, кто не верит, – прокомментировал советник главного муфтия Казахстана Мухаммад Хусейн-кажи Алсабеков. – Нужно жить в мире и согласии и уважать чувства всех людей. Неверующего нельзя упрекать. Верующий и неверующий попадут на небо, и там уже Всевышний их рассудит. Мы стремимся к миру, взаимопониманию и уважению".

Мухаммад Хусейн-кажи Алсабеков / Фото с сайта dumrf.ru

Что такое оскорбление?

Известный казахстанский правозащитник Евгений Жовтис считает, что законопроект идёт вразрез с мировой тенденцией обеспечения свободы слова. Он считает, что оскорбление чьих-либо чувств – это с юридической точки зрения очень неопределённое понятие.

"Что такое оскорбление чувств? Мне не совсем понятно само словосочетание. И кто оскорбился и почему? Кто-то более чувствительный, кто-то менее. Вот мои чувства, к примеру, крайне оскорблены коррупцией в наших госорганах, – говорит Евгений Жовтис. – Мы идём по пути россиян, которые приняли закон об оскорблении чувств верующих, но мы пошли дальше, мы решили наказывать за оскорбление чувств верующих и неверующих".

Евгений Жовтис / Фото Informburo.kz

Евгений Жовтис считает, что наказывать по закону нужно в тех случаях, когда слова или действия верующего или неверующего действительно носят экстремистский характер и представляют опасность для безопасности государства.

"Чем можно оскорбить чувства верующего? Я, например, не верю в Бога. Я оскорбляю тем самым чьи-то чувства или нет? А если он оскорбится и выскажет мне это, то уже я должен оскорбиться? То есть мы взаимно оскорбились? Ну глупость же! – считает Евгений Жовтис. – У людей разные взгляды. Единственное, когда возможно какое-то применение с точки зрения закона, когда высказывание несёт реальную угрозу насилия, тогда государство должно вмешиваться. Всё остальное оставьте людям, иначе мы неизвестно куда уйдём. Юридически невозможно определить это никак. Это вопросы культуры, морали".

Запрет никабов

Другие аспекты законопроекта "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам религиозной деятельности и религиозных объединений", который рассматривает Министерство по делам религий и гражданского общества, серьёзно могут повлиять на жизнь казахстанцев и требуют отдельного рассмотрения. К примеру, если они будут приняты, в общественном месте нельзя будет носить определённую одежду. А именно ту, которую министерство признает относящейся к деструктивным религиозным течениям. Под запретом могут оказаться закрывающие лицо одеяния для мусульманских женщин.

"Есть предложение о запрете на ношение в общественных местах одежды, скрывающей лицо и препятствующей распознаванию личности. Это сегодня распространённый международный опыт, он продиктован как соображениями общественной безопасности, так и соображениями этики и сохранения национальных культурных традиций", – высказался по этому поводу министр по делам религий и гражданского общества республики Нурлан Ермекбаев.

Правозащитник Евгений Жовтис прокомментировал и этот момент. Он нисколько не сомневается, что нужно бороться с экстремизмом, но считает, что прежде всего нужно обращать внимание на первопричину таких проявлений.

"Религиозная одежда – это часть самоидентификации человека, – считает Евгений. – Кто-то идентифицируется через религиозную одежду, кто-то через короткие юбки. Люди должны сами выбирать, как им себя выражать. Конечно, вопрос о ношении религиозной одежды в государственных учреждениях и в школе заслуживает внимания. У нас светское государство, и есть общий порядок. Но в частную жизнь людей государство не должно вмешиваться. Конституцией прописана свобода совести, это право, которое не может быть ограничено".

Что будет с браками?

Ещё одна предлагаемая Министерством по делам религий и гражданского общества мера – наказывать за заключение религиозных браков без государственной регистрации.

"Сейчас иногда брак заключается только по религиозным обрядам, без регистрации в загсах, это по закону не допускается. Чтобы воспрепятствовать этому, планируется внесение дополнений в законодательство, то есть можно усилить ответственность для тех, кто заключает браки по религиозным обрядам, не регистрируя их в органах госрегистрации", – заявил Нурлан Ермекбаев.

Мнение Нурлана Ермекбаева не разделяет советник муфтия Мухаммад Хусейн-кажи Алсабеков.

"Запрещать религиозный брак нельзя, это вмешательство государства в дела религии, веками по шариату браки заключались, я не согласен с такой мерой", – заявил Мухаммад Хусейн-кажи Алсабеков.

Что касается церкви, то её представители заявили, что для них эта мера по сути ничего не поменяет. Обряд венчания и так проводится только после заключения гражданского брака.

"У нас всё делается только при наличии государственного документа, – прокомментировал председатель отдела по взаимоотношениям Церкви и общества православной Церкви Казахстана протоиерей Александр Суворов. – Поэтому эта норма закона никак не затронет церковь".

Окончательной редакции закона ещё нет, но пока не совсем ясно, будут ли наказывать, к примеру, за простое сожительство двух атеистов или агностиков. Евгений Жовтис считает, что штраф в данном случае – неоправданная мера.

"Запретить религиозные браки – это не дело государства, оно может не признавать и требовать заключения гражданского брака, но запретить это нельзя. Это не проблема государства, – прокомментировал Евгений Жовтис. – Как они будут узнавать о том, что такой брак заключён, будут устанавливать камеры в мечетях и церквях, заниматься наружным наблюдением? Если всё так, как указано в законопроекте, и как мы это интерпретируем, то логика отсутствует".

informburo.kz

Оскорбление чувств, Закон о религии - все новости на Atameken Business Channel

22 Августа 2017 09:56

До 300 МРП штрафа заплатят за оскорбление атеистических убеждений.

Норма включена в пакет предлагаемых законодательных поправок по вопросам религиозной деятельности в Казахстане. За оскорбление атеистических убеждений граждан может грозить административное наказание в размере от 100 до 300 месячных расчетных показателей (МРП) в зависимости от статуса обидчика.

«Воспрепятствование законной религиозной деятельности, а равно нарушение гражданских прав физических лиц по мотивам отношения к религии, или оскорбление их религиозных чувств, атеистических убеждений, либо осквернение почитаемых последователями той или иной религии предметов, строений и мест, допущение проявлений религиозного радикализма, если все вышеизложенные действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния, влечет штраф на физических лиц в размере 100 МРП, на должностных лиц – в размере 200 МРП, на юридических лиц – в размере 300 МРП», – такую редакцию предлагает внести министерство по делам религий и гражданского общество (МДР ГО) в пункт 2 статьи 490 Кодекса об административных правонарушениях.

Отцы, дети и религия Поправки, инициированные МДР ГО, направленные на регулирование религиозной сферы, также касаются прав детей. В частности, в Законе РК «О правах ребенка в РК» намерены прописать запрет на привлечение лиц, не достигших совершеннолетия, к богослужению, религиозным обрядам, церемониям и собраниям без письменного согласия обоих родителей или без сопровождения одного из родителей, за исключением лиц, обучающихся в духовных организациях образования.

В противном случае руководителя религиозного объединения могут привлечь к штрафу в размере 100 МРП. Деятельность организации при этом будет приостановлена на три месяца.

Также в Кодексе РК «О здоровье народа и системе здравоохранения» предлагаемыми новеллами намерены обязать родителей принимать меры по профилактике у детей инфекционных и паразитарных заболеваний. За несоблюдение этого требования в отношении родителей предлагают применять наказание в виде штрафа в размере 10 МРП.

Авторы пакета изменений в законы по вопросам религии объясняют обоснованность внедрения данной нормы тем, что отказ от вакцинации граждан, исповедующих нетрадиционные религиозные взгляды, становится в Казахстане одной из актуальных проблем.

«За 2016 год в Республике Казахстан зарегистрировано 9685 отказов от профилактических прививок, в сравнении с 2015 годом отмечается рост числа отказов на 13,4% (8383).

Основными причинами отказов являются личные (45%, 4360) и религиозные (42,9%, 4151) убеждения, на негативную информацию через СМИ (интернет-ресурсы, пресса, ТВ) указали 6,2% (600) отказавшихся от вакцинации, недоверие к вакцинам выразили 6,1% (589).

Особенно часты отказы от вакцинации по религиозным убеждениям в западном регионе республики, где данный показатель составляет выше 80%. Так, в Атырауской области 88,9% отказов по религиозным убеждениям, в Актюбинской области – 87,9%, Западно-Казахстанской области – 89,3%», – приводят статистику в министерстве по делам религий.

«Откроют личико» Одежда и атрибуты, демонстрирующие принадлежность человека к деструктивным идеологическим течениям, в Казахстане должны стать вне закона. Запрет также должен коснуться одежды, препятствующей распознаванию лица в общественных местах, считают разработчики новых норм в религиозной сфере.

Одновременно инициируется запрет на использование внешних атрибутов, предметов одежды, демонстрирующих принадлежность к деструктивным идеологическим течениям в рекламе.

За нарушение этих норм предлагается наказывать штрафами в виде 100 МРП.

«В целях определения меры ответственности за нарушение запрета на внешние проявления, определяющие отношение к деструктивным идеологическим течениям, предусмотренного законопроектом при введении нового подпункта 5) пункта 3 статьи 11 Закона РК «О культуре», штрафная санкция установлена в рамках действующих санкций, предусмотренных КоАП РК. Данная норма требует наличия правоприменительной практики. Ввиду ее отсутствия мы исходили от действующих норм законодательства», – поясняют в министерстве по делам религий и гражданского общества.

Брак на небесах и по закону В Кодексе РК «О браке и семье» планируется ввести запрет на заключение или прекращение брака по религиозным обрядам и церемониям без предоставления свидетельства о заключении брака либо его расторжении, выданного регистрирующим органом. За нарушение этого пункта брачно-семейного законодательства предлагается предусмотреть штрафы для физических лиц в размере 100 МРП, для юридических – 300 МРП. Административную ответственность при этом понесут как священнослужители, так и новобрачные.

Среди членов нетрадиционных религиозных групп зачастую брак заключается в частном порядке посредством незаконных религиозных обрядов и церемоний (неке), что, в свою очередь, является основным фактором распространения случаев одностороннего расторжения брака со стороны членов групп и уклонения ими от ответственности.

По данным министерства юстиции РК, за последние 10 лет в стране было заключено более 30000 браков по религиозным обрядам и церемониям. При этом были выявлены факты принудительных браков, в том числе с несовершеннолетними, приводят статистику в ведомстве.  

Под оком КНБ Также предлагается дополнить 16-ю статью Уголовно-исполнительного кодекса РК 19-м пунктом, который предусматривает проведение информационно-разъяснительной работы по вопросам религии в исправительных учреждениях только по согласованию с уполномоченными органами в сфере национальной безопасности и религиозной деятельности.

В МДР ГО сообщают, что проектом госпрограммы предусмотрен «охват осужденных лиц, содержащихся в учреждениях уголовно-исполнительной системы, информационно-разъяснительной работой и контрпропагандистской работой, направленной на формирование иммунитета к радикальной идеологии и на дерадикализацию».

Сегодня в учреждениях УИС за счет имеющейся штатной численности созданы группы по организации теологической реабилитационной работы, но отсутствует правовая регламентация осуществления этой работы.

За первое полугодие текущего года теологами, религиоведами и представителями духовного управления мусульман осуществлено почти 1,5 тысячи посещений учреждений уголовно-исправительной системы.

Динара Куатова

abctv.kz

Почему атеизм в России становится уголовно наказуемым деянием: Общество: Россия: Lenta.ru

2 марта Ставропольский суд приступил к рассмотрению уголовного дела в отношении Виктора Краснова, которого обвиняют в оскорблении религиозных чувств верующих. С заявлением в прокуратуру обратились участники дискуссии в паблике во «ВКонтакте», возмущенные его высказываниями о христианстве. В частности, в ходе спора Краснов написал, что «боха нет», а «Библия — список еврейских сказок». За эти слова он провел месяц в психиатрической больнице вместе с убийцами и насильниками, проходя экспертизу на вменяемость. После того как у врачей не осталось сомнений в ментальном здоровье Краснова, ему были предъявлены обвинения. «Лента.ру» разбиралась в истории атеиста, который попал на скамью подсудимых за свои убеждения.

О том, что в отношении него возбуждено уголовное дело, Виктор Краснов узнал в апреле прошлого года. Причиной стали его комментарии в группе «Подслушано в Ставрополе». Анонимный пользователь в посте делился наставлениями своей матери, касающимися того, кто должен быть главой семьи. Один из комментаторов привел цитату из Нового Завета, где говорится, что «всякому мужу глава Христос, жене глава — муж, а Христу глава — Бог». Краснов, будучи убежденным атеистом, вступил в дискуссию, в ходе которой подверг сомнению существование бога. Спустя две недели Краснов оставил несколько комментариев, в которых высмеивал излишне серьезное и даже агрессивное отношение православных к празднованию Хеллоуина. После словесной перепалки его визави решили, что на этот раз Краснову придется ответить за сказанное, и обратились в правоохранительные органы. В заявлении двое молодых людей написали, что высказывания Краснова принесли им моральный вред и оскорбили религиозные чувства.

Полицейские приняли заявление, а затем обратились в администрацию «ВКонтакте», чтобы вычислить острослова по IP. В ходе обысков у Краснова изъяли системный блок, модем и мобильный телефон, которые впоследствии использовались как вещественные доказательства. Его самого отправили на комплексную судебно-психиатрическую экспертизу в психиатрическую клинику, а реплики из соцсети передали на лингвистическую экспертизу.

«В этом отделении лежали уголовники, психопаты, сексуальные маньяки и один людоед, — вспоминает Краснов свое пребывание в клинике. — Среди них мне пришлось провести 30 дней. Никаких препаратов мне, понятно, не давали. Наблюдения тоже особого не было. Уже в конце срока пребывания, на третьей неделе, со мной полчаса побеседовала психолог. И еще перед самым выходом 20 минут со мной пообщался врач. Все!».

По словам Краснова, все это время он проводил за чтением книг и время от времени радовал себя пивом, за которым посылал санитаров. «Такое ощущение, что меня туда засунули, чтобы я не начал поднимать волну в свою защиту, — говорит он. — Просто убрали с глаз долой, и все».

Спустя месяц выяснилось, что Краснов полностью вменяем. Что же касается его высказываний, то, по мнению экспертов, они хоть и не унижают человеческого достоинства, но оскорбляют религиозные чувства православных. Это и послужило основанием возбудить в отношении него уголовное дело. При этом потерпевшие на заседание не явились. Незадолго до этого они написали отказ от участия в судебном процессе. Их доставили в суд принудительно, но они повторно написали, что не хотят участвовать в процессе, никак не пояснив свои действия. Официальные представители РПЦ предпочли воздержаться от оценки резонансного дела как на уровне местной епархии, так и на уровне Московской патриархии. Свое одобрение происходящему высказали лишь отдельные православные активисты, которые, как всегда, пришли к зданию суда с плакатами и крестами.

Краснов не первый, кто оказался на скамье подсудимых по обвинению в оскорблении чувств верующих. Так, в конце прошлого года в Кировской области возбудили дело в отношении двух мужчин, которые повесили чучело на православный крест. В августе того же года внимание правоохранителей привлек житель Архангельска, писавший крамольные твиты. Еще одно дело возбудили в отношении жителя Нягани, который нецензурно ругался в храме. Максимальное наказание, которое грозит правонарушителям по данной статье, — год лишения свободы.

«После того как в 2013 году в Уголовном кодексе появилась эта статья, дело Краснова — это фактически прецедент, — поясняет адвокат обвиняемого Андрей Сабинин. — Если раньше мы говорили о том, что будьте аккуратны в интернете, потому что вы можете быть привлечены за экстремизм, то теперь получается, что можно привлечь еще и за убеждения, в том числе религиозного или атеистического толка».

Сабинин напоминает, что в 1991 году в России была издана Декларация прав и свобод человека. Там написано, что каждый человек вправе сообщать как о своих религиозных убеждениях, так и отстаивать свои атеистические воззрения. Однако, как в случае с Красновым, представители государства почему-то решительно встали на сторону верующих, при том что их комментарии в отношении атеизма и атеистов были весьма и весьма резкими.

«Потерпевшие, выражая мнение определенного круга лиц, решили, что они оскорбились и человек должен быть наказан за это, — говорит юрист. — Но фактически это дело против Краснова ведет государство. Потому что это уже не гражданский иск православного к атеисту, а уголовное дело публичного обвинения. В суд с ним вышла прокуратура. Здесь государство — против человека, который высказался в атеистическом ключе».

Что касается самих высказываний, то, по мнению Сабинина, это свойство человека, говорить о чем-то с экспрессией. «Для комментариев и форумов обсценная лексика — совершенно обычное явление, — считает адвокат. — Любая дискуссия превращается в разбор полетов: то же самое здесь. В какой бы форме ни высказывались эти мнения в данном случае, судить за это нельзя. Вообще статья эта — самая что ни на есть инквизиционная норма. Если мы позволим ей остаться, тогда в очень скором времени можно будет готовить дрова и зажигать костры».

Фото: Кирилл Кухмарь / «Коммерсантъ»

То, что происходит сегодня на суде по делу Виктора Краснова, просто не укладывается в головах доброй половины россиян. Должно быть, похожие чувства испытывали православные, когда на заре советского государства воинствующие безбожники закрывали храмы под лозунгом: «Религия — опиум для народа!». Не стоит забывать, что значительная часть ныне живущих граждан России родилась еще в СССР, когда в основном законе страны, то есть в Конституции, было записано право на атеизм и антирелигиозную пропаганду. С самого детства дома, в детском саду, в школе, а затем и в вузе советскому человеку объясняли, что бога нет и не стоит в этом сомневаться. Об этом рассказывали воспитатели, учителя, ученые и даже космонавты, которые имели личные наблюдения об устройстве неба над головой. Об этом же было написано в школьном учебнике «Обществоведения». Чтобы окончить вуз и получить диплом о высшем образовании, нужно было сдать экзамены по истмату, диамату и научному атеизму. Так что стать врачом, педагогом, инженером или журналистом можно было только, в буквальном смысле, заявив ответственной комиссии, что бога нет, а есть мракобесие и тот самый опиум для народа.

Атеизм в СССР был государственной идеологией, а права граждан быть атеистами и вести антирелигиозную пропаганду были закреплены еще в Конституции РСФСР 1918 года. Сделать успешную карьеру, будучи верующим и не будучи членом КПСС, было крайне проблематично. Ну а те, кто заявлял о своей религиозности и пытался вести соответствующую пропаганду, легко могли оказаться в психиатрической лечебнице, и не на месяц. Несколько поколений сегодняшних россиян выросли с пониманием того, что фраза «Бога нет» не более оскорбительна, чем заявление: «Я не верю в Деда Мороза».

Безусловно, права верующих должны быть защищены законом, но тем же законом должны быть защищены и права неверующих, которых у нас тоже достаточно. И именно об этом сказано в 28-й статье действующей Конституции РФ: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними». Почему же Краснову было отказано в конституционном праве иметь и распространять свое атеистическое убеждение — «Бога нет». В этом контексте процесс в Ставрополе выглядит как некая судебная казуистика и очень нехороший прецедент.

Тот факт, что представители духовенства дистанцировались от этого дела, говорит о том, что даже в Русской православной церкви нет единого мнения по поводу того, где проходит грань между оскорблением чувств верующих и правом атеистов отстаивать свои убеждения. Однако, по мнению протодиакона Андрея Кураева, критические высказывания нельзя запрещать.

«Надо разрешать людям критику религии, — говорит Кураев. — Причем как религиозным людям, так и атеистам. Это совершенно нормальная ситуация. Христианство пришло в мир как крайне полемическая религия. Само то, что наше священное писание называется Новый Завет — это тоже было своеобразным оскорблением по отношению к некоему писанию, которое объявлялось Ветхим. Естественно, что ни один иудей не согласится с таким названием священной для него книги. Не христианам здесь говорить "Чужую веру нельзя критиковать!". Сколько христианских мучеников были убиты именно за крайне жесткие слова и действия в адрес языческой веры».

Кроме того, в случае защиты религиозных чувств судья становится заложником истца. «Эти религиозные "эрогенные зоны" у каждого в своей области расположены. И от глубины веры это не зависит, — убежден Андрей Кураев. — Для кого-то оскорблением может показаться критика церковного забора. А кого-то и критика Евангелия не заденет. Я считаю, что такая эфемерная вещь, как чувства, должна быть из законодательства просто убрана. Деяния, призывы к погромам, насилию, убийствам — вот это действительно должно преследоваться».

Фото: Александр Коряков / «Коммерсантъ»

Слова «бога нет» не могут становиться поводом для уголовной ответственности, и претензии правоохранительных органов должны касаться формы, в которой обвиняемый выражал свое мнение, считает Кураев. «Несомненно, тут есть грань, но из-за истеричности нашего "антиболотного" законодательства она перейдена на сторону запретительства, — считает он. — Боятся любой тени, любого собрания людей, любой общественной активности и полемики. Сами себя загнали в тупик. Эту крайность надо осознать. Вот такие идиотские судилища, как в Ставрополе, этому помогают».

lenta.ru

В Казахстане хотят ввести штраф за оскорбление чувств атеистов

Распечатать

Фото: CC0 License

Закон о защите чувств атеистов могут принять в Казахстане, соответствующий проект разработало министерство по делам религий и гражданского общества, сообщает казахстанский телеканал ABCtv.

«Воспрепятствование законной религиозной деятельности, а равно нарушение гражданских прав физических лиц по мотивам отношения к религии, или оскорбление их религиозных чувств, атеистических убеждений, либо осквернение почитаемых последователями той или иной религии предметов, строений и мест, допущение проявлений религиозного радикализма, если все вышеизложенные действия не содержат признаков уголовно наказуемого деяния, влечет штраф на физических лиц в размере 100 МРП (месячных расчетных показателей), на должностных лиц — в размере 200 МРП, на юридических лиц — в размере 300 МРП», — приводит СМИ выдержку из законопроекта.

Кроме того, поправки в закон касаются и детей. В частности, предлагается запретить привлекать несовершеннолетних к участию в богослужениях и религиозных обрядах «без письменного согласия обоих родителей или без сопровождения одного из родителей. Исключения составляют лица, обучающиеся в духовных образовательных организациях.

В противном случае руководителя религиозного объединения могут привлечь к штрафу. Деятельность организации при этом будет приостановлена на три месяца.

Министерство предлагает запретить одежду и атрибуты, «демонстрирующие принадлежность человека к деструктивным идеологическим течениям». То же касается и демонстрации такой одежды и атрибутики в рекламе.

Также в Кодексе Республики Казахстан «О здоровье народа и системе здравоохранения» намерены обязать родителей принимать меры по профилактике у детей инфекционных и паразитарных заболеваний. За несоблюдение этого требования в отношении родителей предлагают применять наказание в виде штрафа в размере 10 МРП.

Авторы пакета изменений в законы по вопросам религии объясняют обоснованность внедрения данной нормы тем, что отказ от вакцинации граждан, исповедующих нетрадиционные религиозные взгляды, становится в Казахстане одной из актуальных проблем.

«За 2016 год в Республике Казахстан зарегистрировано 9685 отказов от профилактических прививок, в сравнении с 2015 годом отмечается рост числа отказов на 13,4% (8383). Основными причинами отказов являются личные (45%, 4360) и религиозные (42,9%, 4151) убеждения, на негативную информацию через СМИ (интернет-ресурсы, пресса, ТВ) указали 6,2% (600) отказавшихся от вакцинации, недоверие к вакцинам выразили 6,1% (589)», — приводят статистику в министерстве по делам религий.

Основными религиями, представленными в Казахстане являются ислам и христианство (главным образом, православие), также присутствуют иудаизм и буддизм. Часть населения Казахстана — неверующие.

В 2009 году (впервые после переписи 1937 года) проводилась перепись, в ходе которой респондентам задавали вопрос об отношении к религии. Результаты переписи показали, что подавляющее большинство жителей Казахстана отнесло себя к той или иной религии (около 97% населения), лишь 3% опрашиваемых заявили о том, что являются неверующими, либо отказались дать ответ на задаваемый вопрос.

Исследования американской службы Гэллапа (Gallup International) показывают, что уровень религиозности населения Казахстана (43%) самый низкий в регионе. В целом, в мире Казахстан занимает по этому показателю место между Словенией и Швейцарией.

По данным Министерства по делам религий и гражданского общества Республики Казахстан атеистами или агностиками себя позиционируют 10% населения Казахстана.

В 2013 году депутат Мажилиса Парламента Жуматай Алиев предлагал наряду с религиоведением преподавать и атеизм. «Вот мы говорим о религиоведении, но мы должны говорить и об атеизме. В религиозных институтах преподается атеизм, и в обычных вузах тоже должен преподаваться атеизм. С утра до вечера находиться в мечети — это же не есть воспитание», — говорил депутат, выступая на правительственном часе в нижней палате, который был посвящен итогам деятельности Агентства по делам религий.

Из политических партий Казахстана на позициях атеизма и атеистической пропаганды стоит представленная в парламенте Коммунистическая народная партия Казахстана. В ее программе сказано: «коммунисты выступают за признание свободы совести, право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, за отделение церкви и мечети от государства, а школы от церкви и мечети. При этом коммунисты ведут широкую атеистическую пропаганду, избегая унижений оскорбления чувств верующих в любой форме».

По мнению партии, признаки дискриминации атеистов в Казахстане выражаются в попытках исключить из образовательных программ элементы теории эволюции, в пропаганде представления о религии как единственно возможном источнике морали, а об атеизме — как мировоззрении, разрушающем мораль, в пропаганде религиозной позиции в СМИ, в позиционировании ислама как «государствообразующей» религии, а Казахстана — как мусульманской страны, в закреплении ряда религиозных праздников как государственных (Рождество Христово и Курбан-Байрам).

rublev.com

О необходимости защиты чувств и прав атеистов

В настоящее время депутатами Государственной думы обсуждается законопроект «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан, осквернению объектов и предметов религиозного почитания (паломничества), мест религиозных обрядов и церемоний». В этой связи обращаем Ваше внимание на необходимость учета норм Конституции Российской Федерации при принятии подобных законов. В соответствии со ст. 14 Конституции Российской Федерации, Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. Статья 28 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Согласно статьи 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается. Статья 19 Конституции Российской Федерации предусматривает, что все равны перед законом и судом. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Из указанных положений Конституции Российской Федерации, устанавливающих и раскрывающих светский характер государства во взаимосвязи с положениями о равенстве прав и свобод человека независимо от отношения к религии и убеждений, вытекает обязанность государства в равной мере защищать интересы как верующих, так и атеистов без какой-либо дискриминации. Принятие закона, предусматривающего уголовную ответственность за действия, которые могут быть квалифицированы как оскорбление чувств верующих, потребует принятия закона, который бы в равной мере защищал бы чувства, права и свободы атеистов. Иное означает дискриминацию и ущемление прав граждан по признаку отношения к религии и противоречие обсуждаемого законопроекта указанным статьям Конституции Российской Федерации. Кроме того, оскорбление чувств верующих - понятие весьма неопределенное. С учетом сложившейся правоприменительной практики произвольного толкования уголовного законодательства в пользу стороны обвинения принятие данного закона неизбежно приведет к привлечению к уголовной ответственности за любую критику религии, церкви и ее представителей. В разное время чувства верующих оскорблялись такими фактами, как научные открытия, электрификация, проектирование метрополитена, творчеством великих русских писателей и т.д. С учетом изложенного и поскольку государственная власть неуклонно идет по пути сплошных запретов, в том числе, связанных с "ограничениями" (а фактически - с лишением) свободы мысли и слова, в случае принятия данного закона заявляем о необходимости принять закон, в той же мере защищающий права, свободы, чувства и законные интересы атеистов, в какой мере защищаются права верующих, а также направленный на реализацию конституционно-правовых норм о светском характере государства, в частности, предусматривающий: 1. Уголовную ответственность за оскорбление чувств атеистов. 2. Недопустимость провозглашения религий в качестве составляющих основу государственности или нравственности. 3. Недопустимость освобождения религиозных организаций от уплаты налогов. 4. Недопустимость освобождения религиозных организаций от арендной платы за землю или иных платежей по сделкам с землей, а также предоставления каких-либо иных льгот преимуществ религиозных организаций по сравнению с иными коммерческими или некоммерческими организациями. 5. Недопустимость финансирования религиозных организаций из федерального бюджета, а также из региональных и местных бюджетов, в том числе, строительства культовых зданий, сооружений и иных объектов за счет указанных средств. 6. Запрет на участие в религиозных обрядах и церемониях должностных лиц всех, в том числе, высших органов государственной власти и управления, органов законодательной и исполнительной власти в установленное для указанных лиц рабочее время и при исполнении ими должностных обязанностей. 7. Запрет на размещение предметов культа в государственных учреждениях, в том числе, в кабинетах должностных лиц органов государственной власти и управления. 8. Запрет на преподавание религиозных предметов в общеобразовательных школах, а также на участие в преподавательской деятельности священников. 9. Запрет публичного обоснования необходимости принятия законов и иных нормативных правовых актов религиозными нормами, а равно призывов к ограничению или лишению прав и свобод человека и гражданина по религиозным соображениям. 10. Запрет строительства культовых зданий и сооружений на детских площадках и на иных используемых в общественных интересах территориях, а также запрет строительства культовых зданий и сооружений без проведения общественных слушаний и без получения согласия большинства лиц, проживающих на территории данного населенного пункта, или района в городе, а также в случае массовых возражений или выступлений против такого строительства. 11. Запрет священнослужителям проводить политическую агитацию, а также занимать должности в органах государственной власти и управления. 12. Распространение норм об административной ответственности за нарушение тишины и покоя граждан на действия, совершаемые при отправлении религиозных культов. Указанные действия не должны превышать допустимых норм уровня шума. 13. Запрет предоставления в пользование священнослужителей государственной охраны, автомобилей с проблесковыми маячками синего или красного цвета. 14. Запрет на территории Кремля г. Москвы размещения религиозных организаций и проведения богослужений. 15. Конкретизацию статьи об оскорблении чувств верующих путем дополнения примечания, согласно которому критика религий и служителей культа, высказывание атеистических, агностических и иных противоречащих религиозным убеждениям взглядов, а равно внешний вид, одежда и образ жизни, не соответствующие религиозным убеждениям, не являются оскорблением религиозных убеждений и чувств верующих. 16. Запрет религиозным организациям проведения судебных экспертиз, а также запрет использования экспертных заключений религиозных организаций во всех судах в качестве доказательств по гражданским, уголовным и иным делам. 17. Запрет присвоения священнослужителям ученых степеней и (или) званий по основаниям, не предусмотренным законодательством либо с нарушением установленного законодательством порядка. Установление нормы, согласно которой документы, подтверждающие присвоение таких ученых степеней (званий) признаются недействительными в судебном порядке по иску любого лица. 18. Дополнение Уголовного кодекса Российской Федерации и Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в качестве обстоятельства, отягчающего уголовную и административную ответственность, совершение преступлений и административных правонарушений по мотивам,связанным с религиозными убеждениями лица, совершившего преступление (административное правонарушение). 19. Установление уголовной ответственности за публичное проведение религиозных обрядов, связанных с умерщвлением животных или за проведение таких обрядов в присутствии несовершеннолетних. 20. Установление уголовной ответственности за воспрепятствование проведению выставок, концертов и иных публичных мероприятий, не соответствующих религиозным убеждениям, а равно за совершение насильственных действий или причинение имущественного ущерба или иного вреда гражданам в связи с высказываниями ими взглядов, не соответствующих религиозным убеждениям, в связи с внешним видом или в связи с ношением одежды, не соответствующей религиозным убеждениям. Прошу рассмотреть вышеуказанные предложения.

Обращение в средства массовой информации. Мною было направлено в Государственную думу Российской Федерации, в Общественную палату Российской Федерации, Уполномоченному по правам человека при Президенте Российской Федерации обращение "О необходимости защиты прав и чувств атеистов". В связи с большим количеством подписей лиц, поддержавших данное обращение, прошу Вас осветить в средствах массовой информации предложения, содержащиеся в обращении.

democrator.ru

Вперед к светскости! Штраф за оскорбление чувств атеиста – 10 МРП

 

В Министерстве по делам религий и гражданского общества предложили расширить функции полиции

В Министерстве по делам религий и гражданского общества определились с вопросом – что такое деструктивные религиозные течения.

Соответствующую дефиницию сотрудники ведомства Нурлана ЕРМЕКБАЕВА внесли в законопроект по вопросам религиозной деятельности и религиозных объединений.

Об этом в понедельник, 11 декабря, на брифинге в СЦК рассказал вице-министр Берик АРЫН.

— Деструктивные религиозные течения – это совокупность религиозных взглядов, идей, а также учений, представляющая угрозу охраняемым правам и свободам человека, способная ослабить или разрушить нравственные устои, духовные и культурные ценности и традиции, — озвучил он определение.

Правда, конкретные признаки деструктивных религиозных течений пока не определены. Чиновники заявляют, что они будут разрабатываться позже, после чего их утвердят совместным нормативно-правовым актом уполномоченного органа, органов национальной безопасности и правоохранительных органов.

— Прямо сейчас я вам не могу сказать, именно какие течения попадут под это. Признаки, конечно, будут обсуждаться с экспертами, разрабатываться. И здесь, конечно, первое – это, чтобы сохранить наше конституционное устройство, наши традиции, культуру от влияния чуждых нам идеологий, чуждых нам идей, взглядов, — заявил Берик Арын.

Учитывая это, вполне естественно, что разработчики документа решили расширить функции полиции по профилактике преступлений, связанных с религиозной деятельностью.

 

— В частности, полицейские смогут вести с подозрительными лицами индивидуальную профилактическую работу. В том числе, официально предостерегать их о недопустимости действий, создающих условия для совершения экстремистских и террористических преступлений, а также административных правонарушений в религиозной сфере, — сообщил вице-министр по делам религий и гражданского общества.

Как заверил Берик Арын, сотрудники ведомства уже при разработке законопроекта озаботились вопросом повышения уровня знаний в религиозной сфере среди сотрудников правоохранительных органов.

— Наше министерство ежегодно проводит специальные семинары по вопросам, касающимся религиозной сферы. Там выступают наши эксперты, специалисты. Конечно, здесь нельзя допускать перегибов. И этот вопрос будет тщательно разъясняться, — подчеркнул он.

Защищать стражам правопорядка придется и атеистов.

В законопроекте указывается, что не допускается оскорбление чувств и достоинства верующих и неверующих по мотивам отношения к религии, выполнения богослужений, религиозных обрядов и церемоний.

Не допускается также осквернение почитаемых последователями той или иной религии предметов, мест и строений

— Почему эта норма появилась? Во-первых, чтобы не допустить радикализации. Вы же понимаете, что, например, есть люди глубоко ушедшие в религию. И они говорят, что, если человек не постится во время Ораза, то все – он не мусульманин. Или не молится и все – он не мусульманин. То есть очень тонкая грань, где от религии можно перейти к такфиризму, — пояснил Берик Арын.

 

Председатель комитета по делам религий Еркин ОНГАРБАЕВ между тем в кулуарах брифинга отметил, что в этом случае многое будет зависеть от восприятия человеком ситуации.

— Это как вы воспримете. Если вы считаете, что это оскорбление ваших убеждений, вашей позиции, то вы соответствующим образом можете обратиться в госорганы. И они уже будут анализировать – есть ли состав административного правонарушения или нет. Если они оценят так, то могут привлечь виновного к административной ответственности, — сказал он.

А вот наказание за такое нарушение, по словам Еркина Онгарбаева, не очень строгое – предупреждение или штраф в размере 10 МРП.

http://ratel.kz/raw/shtraf_za_oskorblenie_chuvstv_ateista_10_mrp

www.altyn-orda.kz


Смотрите также