Работницы с детьми платят «штраф за материнство». Штраф за материнство


Работницы с детьми платят «штраф за материнство»

Сотрудницы-матери зарабатывают меньше, чем их бездетные коллеги. Однако разница сумм невелика — в среднем 4%.

АВТОРЫ ИССЛЕДОВАНИЯ:

Алла Макаренцева, завлабораторией исследований демографии и миграции Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.

У сотрудниц-матерей зарплата в среднем на 4,1% ниже, чем у бездетных работниц. Однако эта разница — «штраф за материнство» — касается лишь женщин с несовершеннолетними детьми. Тех, чьи дети уже выросли, работодатель не штрафует. Возможные причины Светалана Бирюкова и Алла Макаренцева проанализироваи в докладе «Новые оценки штрафа за материнство в России».

Популярные штампы способствуют дискриминации

Работодатели часто не жалуют сотрудниц с детьми. Считается, что у них ниже производительность труда. Компании расценивают такой персонал как «невыгодный» и потому, что женщины, имеющие детей, чаще отсутствуют на работе — в связи с болезнями и учебой детей. Эти работницы менее мобильны, не могут трудиться сверхурочно и вечером спешат домой (см. Почему женщинам трудно совмещать карьеру и семью). В случае аврала положиться на них сложно. О таких сотрудницах говорят, что они «выпадают» из коллектива. Это касается и рутинной работы, и проектов, и вечеринок.

Столь «проблемному» персоналу работодатели стараются платить меньше (см. Работодатели не жалуют матерей и беременных женщин). Такая дискриминация в оплате труда и есть «штраф за материнство»: женщины с детьми получают меньше, чем их бездетные коллеги.

«Зарплату матерям никто не снижает, их просто берут на более низкую ставку, — поясняет Светлана Бирюкова. — Ведь далеко не все после декрета выходят на прежнюю работу. Это не обязательно происходит в рамках одной компании, оценки даны на уровне экономики».

Парадоксально, но такую «недоплату» матерям «оправдывают» и некоторые общественные стереотипы. Например, в таком духе: «Они [сотрудницы с детьми] только отсиживают работу, у них голова не о том болит».  Или: «Как им нормально трудиться, если у них дети, проблемы?».

Семья важнее работы

Светлана Бирюкова и Алла Макаренцева приводят и другие объяснения недооценки труда работниц с детьми, встречающиеся в теоретических и эмпирических исследованиях.

Это, например, «размывание» квалификации. Принято считать, что за время отпуска по уходу за ребенком женщина может несколько утратить квалификацию. Быстро восполнить такие пробелы можно не всегда.

Кроме того, нахождение в декрете сокращает общий стаж и опыт работы. У таких женщин может быть меньше навыков, им сложнее выполнять задания. Оба фактора, связанных с квалификацией, «особенно актуальны для России — страны с длинными отпусками по уходу за детьми», считают исследователи.

Впрочем, матери детей-дошкольников часто сами выбирают рабочие места с меньшими требованиями к отдаче. Многим нужны гибкий график и возможность удаленной работы. В конце концов, дети не всегда устроены в детсад. А если устроены, то часто болеют. При этом услуги нянь не всем по карману.

По сути, многие «семейные» сотрудницы вынужденно жертвуют карьерой, подавляют профессиональные амбиции (см. Почему женщины редко становятся начальниками). Работниц с детьми «не будут повышать, хорошие проекты давать», сетуют респонденты в одном из исследований (Почему женщинам трудно совмещать карьеру и семью). «Какой уж тут профессиональный рост? Просто работаешь — и то хорошо», — пишет участница одного из популярных форумов по детству. Другая вторит: «Как-то поугас после рождения второго ребенка мой карьерный пыл. Зарплату не повышают, хотя работаю как все».

Плюсы «семейных» сотрудниц

Впрочем, нередко встречаются и суждения о том, что работницы-матери более организованны. Они трудятся эффективнее, чем их коллеги (см. Почему женщинам трудно совмещать карьеру и семью). Такие сотрудницы «сильнее держатся за работу» (нужно обеспечивать детей), привыкли к многозадачности и часто выполняют поручения быстрее, чем остальные.

Разное отношение к работе, степень активности и предприимчивости разделяют также незанятых женщин, имеющих детей, и бездетных дам. Так, в исследовании по Москве выяснилось, что среди незанятых женщин с несовершеннолетними детьми оказалось гораздо больше тех, кто может сразу приступить к работе: 52% против 36% у женщин без детей. 42% мам указали, что ищут работу или пытаются организовать собственное дело. В группе бездетных женщин об этом заявили лишь 28%.

Выше образование — больше штраф

4,1% — таков в России средний «штраф за материнство» (разница в зарплатах у работающих женщин с детьми и их бездетных коллег). Такие оценки Светлана Бирюкова и Алла Макаренцева дали по итогам анализа результатов репрезентативного обследования РМЭЗ НИУ ВШЭ (23-я волна, 2014 год, отобраны 1433 наблюдения — занятые женщины в возрасте от 20 до 44 лет). Если учесть в расчетах уровень образования, то дисбаланс в зарплатах будет в полтора раза больше.

Среди работниц с вузовским дипломом «штраф за материнство» составляет 6,5%. Более того, женщины с высшим образованием получают его уже за рождение первого ребенка, в то время как женщины без вузовского диплома — только начиная со второго малыша.

«Такие диспропорции могут быть связаны с более высокими требованиями к сотрудницам в сегменте высококвалифицированной занятости", — поясняет Светлана Бирюкова. Чем привлекательнее позиция и труднее работа, тем меньше возможностей успешно совмещать ее с индивидуальным расписанием ребенка и работой детских садов.

Другое объяснение более существенного «штрафа» высокообразованных женщин связано с человеческим капиталом — багажом знаний, умений и опыта, накопленных человеком. «Наиболее образованные работники, кроме того, что обладают высоким человеческим капиталом, склонны чаще обновлять свои навыки, осваивать новые компетенции, повышать квалификацию в течение всей жизни, — говорит Бирюкова. — Полутора- или трехлетний перерыв в работе для женщин из таких групп означает не только частичную потерю освоенных до рождения ребенка навыков, но и отставание в освоении новых. Оно проявляется в размере «штрафа» и в длительности его проявления».

В любом случае, полученные цифры ниже оценок десятилетней давности. Расчеты на основе выборки РМЭЗ НИУ ВШЭ за 2003-2005 год показали на 8,1% более низкую зарплату у женщин с несовершеннолетними детьми по сравнению с бездетными.

Причиной такой динамики может быть развитие рынка труда, изменение структуры занятости. «Постепенная переориентация экономики к нематериальному производству, развитие сегментов интеллектуальных услуг — информационных и образовательных технологий, сферы консалтинга, дизайна — приводит к расширению возможностей удаленной занятости, пусть и медленному, — рассуждает Светлана Бирюкова. — Возможно, это позволяет сокращать длительность перерывов в работе и способствует сокращению «штрафов»».

Однако такая гипотеза требует проверки, считают исследователи.

Краткосрочное наказание

К счастью, «материнский штраф» — временное явление, выяснили исследователи. Потери в зарплате женщин наблюдаются, как правило, в течение нескольких лет после рождения ребенка (в дошкольный период). То есть тогда, когда женщины вынуждены больше «сидеть» с малышом, активно ухаживать за ним. Зато чем дети старше и самостоятельнее, тем больше у матерей возможностей сосредоточиться на работе.

Значимых различий между зарплатами женщин со взрослыми детьми и зарплатами бездетных сотрудниц Бирюкова и Макаренцева не обнаружили.

В дальнейшем исследователи намерены рассмотреть динамику штрафов с 1994 по 2015 год (то есть на разных стадиях экономического цикла). Планируется также рассмотреть штрафы в группах матерей с детьми разного возраста. «Этапные» возраста — полтора года, три и шесть лет. Первые два возраста соотносятся со сроками декретного отпуска. Третий возраст — время расставания с дошкольным детством.

См. также:

Как дети влияют на карьеру матери

Почему женщинам трудно совмещать карьеру и семью

Занятость матерей в первые годы жизни ребенка: обзор исследований ее влияния на развитие детей

Рождение ребенка как фактор доходной обеспеченности женщин. Насколько велик в России штраф за материнство?

Семьям с детьми трудно делать сбережения

iq.hse.ru

Штраф за материнство, бонус за отцовство

В Соединенных Штатах рожать детей – самый верный способ для женщины погубить собственную карьеру. Матерей не любят брать на работу, начальники считают их менее компетентными, и стараются платить меньше, чем коллегам-мужчинам той же квалификации.

Зато мужчинам дети только помогают подниматься по карьерной лестнице. Их нанимают охотнее, чем бездетных, и зарплата, как правило, увеличивается с приростом в семье.

На эту разницу не влияют ни строгий учет рабочего времени, ни реальные показатели производительности труда – работодатели просто заранее уверены, что матери становятся менее продуктивными работниками, а отцы, наоборот, как следует принимаются за дело, только  став родителями.

Статистические данные в США неумолимо свидетельствуют о распространенной культуре «штрафов» за материнство и «бонусов» за отцовство. Даже в зрелом возрасте, в котором  женщины с детьми руководят крупными компаниями, входящими в престижный список Fortune 500, и возглавляют Федеральную резервную систему страны, не ослабевают  традиционные представления об отцах как кормильцах семьи  и воспитывающих потомство матерях.

Работодатели никак не хотят примириться с реальностью, в которой женщины могут быть матерями, и при этом ценными сотрудниками.

Реальность эта такова, что 71 процент американских матерей, по данным Бюро статистики труда, вынуждены работать. А в 40% семей с детьми  женщина –  единственный или главный кормилец.

Изменение традиционных ролей в семье происходит, прежде всего, из-за неспособности мужчин обеспечить ее в одиночку. В то же время глубокие традиционалистские представления ударяют именно по тем семьям, которые особенно нуждаются в зарплатах обоих родителей.

Мужчины с высоким уровнем дохода с рождением детей получают самые большие прибавки, а от недоверия работодателей страдают в основном   женщины на низкооплачиваемых должностях, отмечает профессор социологии из Университета штата Массачусетс Мишель Будиг.

В ходе многолетних исследований она установила, что в среднем зарплата мужчин с рождением ребенка увеличивается на 6 с лишним процентов, а у женщин – снижается с каждым ребенком на 4%.

При равных исходных данных – образовании, опыте работы и производительности – на каждый заработанный мужчиной доллар бездетная и незамужняя женщина получает 96 центов. У замужних матерей этот разрыв резко увеличивается: они получают всего 76 центов.

Действительно, некоторые мужчины с рождением детей принимаются работать усерднее. Но этим фактором обусловлено не более 16 процентов от их «родительского бонуса», утверждают социологи.

И некоторые матери трудятся неполный рабочий день, или идут на низкооплачиваемые должности, чтобы иметь возможность заниматься детьми.  Но опять же, на это можно списать лишь четверть, в крайнем случае, не больше трети «штрафов за материнство».

Львиная доля такого неравенства объясняется просто дискриминацией, говорит профессор социологии Стэнфордского  университета Шелли Коррел, возглавляющая Школу гендерных исследований при Институте Клеймана.

«Работодатели считают отцов более надежными и заинтересованными в своей работе; у них есть семья, которую нужно кормить, и потому они вряд ли подведут. К матерям же отношение противоположное: считается, что они работают меньше, и больше отвлекаются во время работы», – цитирует ее  New York Times.

До некоторой степени это верно в тех странах, где представление о семье не ушло, в ногу с прогрессом, далеко от традиционного. Например, в Германии, где женщина после родов имеет право не работать больше года. Да и в России с ребенком дома остается обычно мать, несмотря на прописанное в законе право на отпуск по уходу для любого из родителей.

А вот в Швеции и других европейских странах, а также в США правительства сознательно стимулируют  молодых отцов разделять в равной мере заботу о потомстве. В то же время сокращается продолжительность оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком, и развивается сеть яслей и детских садов, в которые детей отдают во все более раннем возрасте.

Так что работодателям следует привыкнуть, что мужчина тоже может менять пеленки, а женщина – кормить семью.

Поделиться:

medina-center.ru

Штраф за материнство | «Новый компаньон»

35% работодателей отказывают в трудоустройстве молодым матерям

14 сентября 2016 г.Полина Путякова

Твитнуть

Поделиться

Плюсануть

Поделиться

Треть работодателей открыто заявляют о своём стремлении не брать на работу молодых матерей. Такие данные опубликовал аналитический центр «АльфаСтрахование» по результатам исследования, проведённого в рамках проекта «HR Lab. — Лаборатория HR-инноваций».

Фото: Ирина Молокотина

Стереотипы положения

Как выяснилось, сообщество крупных российских и западных компаний, работающих в России, разделилось на три неравные части в зависимости от их отношения к сотрудницам, недавно ставшим мамами. Так, о нейтральном отношении заявили 26% работодателей. Треть компаний (35%) признают, что относятся к таким сотрудницам негативно и стараются не брать на работу молодых матерей. Наконец, почти 40% опрошенных организаций относятся к сотрудницам с детьми или молодым семьям в целом положительно.

Молодые матери являются одной из наиболее уязвимых категорий работников. По словам Елены Базуевой, профессора экономического факультета ПГНИУ, специалиста в области гендерной экономики, причиной дискриминации могут стать так называемые стереотипы положения: работодатель воспринимает женщину как менее полезную рабочую силу, поскольку, по его мнению, выполняя материнские обязанности, она становится менее надёжным работником. Как следствие, работодатель минимизирует эти «недостатки» женской рабочей силы, ограничивая приём на работу женщин с маленькими детьми или предлагая им менее квалифицированную и ниже оплачиваемую работу.

«Ключевая проблема, которая возникает при возвращении молодой мамы на работу, — это больничные в связи с болезнями ребёнка. Маленькие дети неизбежно болеют, и это становится серьёзной проблемой для тех работодателей, которые не готовы предоставлять женщинам-работницам возможность совмещать работу в офисе, скажем, с удалённой работой дома», — продолжает Дарья Вершинина, доцент историко-политологического факультета ПГНИУ, руководитель центра гендерных исследований.

Охват дошкольными образовательными учреждениями детей до 6 лет (2013 г.) в Приволжском федеральном округе,%

Ещё более усложняет ситуацию нехватка детских садов в целом и ясельных групп в частности, говорит Елена Базуева. Согласно данным последних лет, в среднем по России достаточность групп в детских садах для детей в возрасте до шести лет составляет порядка 60%, при этом только в половине из них сохранились ясельные группы. «Интересна такая взаимосвязь: у регионов-аутсайдеров по этому показателю охват не превышает 40% (Карачаево-Черкесская Республика, Республика Тыва, Республика Дагестан, Чеченская Республика, Республика Ингушетия), и в этих же регионах наблюдается один из самых высоких в России уровней гендерной дискриминации», — отмечает эксперт. В Пермском крае по состоянию на 2013 год охват дошкольников образовательными организациями составлял 66%.

Если говорить в целом, исследования фиксируют претензии работодателей к женщинам с маленькими детьми в вопросах производительности труда. Однако в реальности эффективность работы сотрудника в меньшей степени зависит от наличия маленького ребёнка, уверена Наталья Комарова, директор кадрового консалтингового агентства «КАМА-Центр». По её мнению, более важную роль играют мотивация и уровень компетенций.

Несмотря на это, российская практика складывается не в пользу молодых мам. «Следует упомянуть так называемый «штраф за материнство». Заработная плата женщин-матерей ниже на 4,7% только по причине того, что они становятся матерями. В то же время у мужчин, напротив, существует «премия за отцовство», которая увеличивает их заработки в случае появления ребёнка в среднем на 17,3%. Такое поведение работодателя, несомненно, является дискриминационным», — заключает Елена Базуева.

Аналитики «АльфаСтрахования» отмечают, что если женщина на момент появления ребёнка уже работала в компании, негативно настроенной к молодым матерям, и, более того, занимала в ней руководящий пост, то декретный отпуск оборачивается для неё потерей управляющей позиции или ранним выходом из декрета.

Разные мнения

Впрочем, некоторые работодатели положительно относятся к сотрудницам, недавно ставшим мамами. Напомним, исследование «АльфаСтрахования» показало, что таких около 40%. Чаще всего в таких компаниях сотрудники получают для ребёнка подарки к праздникам — на Новый год, ко Дню защиты детей и иногда даже на их дни рождения. Также достаточно часто компании бесплатно распространяют среди сотрудников билеты на детские представления и спектакли. Реже работодатели в ходе опроса заявляли, что оказывают сотрудникам материальную поддержку в виде разовых выплат, беспроцентных потребительских кредитов или помогают на льготных условиях взять ипотеку. 7% предприятий предлагают для детей путёвки в санатории и летние лагеря, 3% имеют полисы добровольного медицинского страхования для детей (во всех этих компаниях сами сотрудники также застрахованы по программам ДМС). Лишь 2% российских работодателей готовы организовывать или оплачивать детские сады для детей работников, 1% организаций предлагают детям сотрудников посещать языковые курсы.

Дарья Вершинина подтверждает, что нередко работодатели действительно заинтересованы в женщинах с маленькими детьми. «Считается, что такие сотрудницы более ответственно относятся к своей работе, тщательно формируют собственное расписание, не стремятся к повышению в должности из-за своего уязвимого положения и готовы работать за меньшие зарплаты», — констатирует эксперт.

Охват дошкольными образовательными учреждениями детей до 6 лет (2013 г.) по федеральным округам,%

Интересно, что специалисты-практики в области рекрутмента, давшие комментарий «Новому компаньону», не разделяют мнение о существовании тотальной дискриминации молодых матерей в профессиональной сфере. Елена Солодянкина, директор консалтинговой компании PERSONA GRATA, согласна с тем, что работодатели неохотно принимают на работу молодых матерей, понимая, что те будут пользоваться больничными и другими гарантиями, предусмотренными законом. Однако, по её мнению, этапом трудоустройства дискриминация и ограничивается. Если же говорить о выходе на работу после отпуска по уходу за ребёнком и дальнейшей профессиональной деятельности, работодатель уже не так придирчив. «В последнее время нам не встречались примеры дискриминации по зарплате: на предприятиях уже давно существует чёткая система стимулирования по показателям, и здесь все равны — что молодая мать, что любой другой работник. Что касается продвижения по должности, то повышение, конечно, предложат сотруднику, который работает стабильно и результативно. Молодых матерей действительно продвигают крайне редко, но это связано скорее не с дискриминацией, а с тем, что для них естественно уделять внимание своей семье и ребёнку, а не отдавать себя работе», — констатирует эксперт.

Также Елена Солодянкина отмечает, что кризис внёс свои изменения в отношения между работниками — молодыми мамами и работодателями: «Сейчас и работодатель понимает, что существует «голод» на специалистов разных категорий, особенно в редких отраслях, и работник понимает, что необходимо дорожить предложенными условиями. В том числе мы отмечаем сокращение длительности отпуска по уходу за ребёнком».

Среди практиков существует и кардинально иное мнение, полностью отрицающее факт дискриминации этой категории работников. «Не нужно называть дискриминацией свободный выбор работодателей. На работодателе лежит ответственность за бизнес, и он имеет право выбирать, с кем работать и какие риски на себя брать. А если у женщины маленький ребёнок, это её выбор и её риски, и не нужно перекладывать их на работодателей. Взрослые люди сами несут ответственность за свои поступки», — заявила руководитель консалтингового агентства, попросившая не называть её имени. По словам собеседницы «Нового компаньона», российское законодательство скорее создаёт предпосылки для дискриминации работодателя, а не работника. «Любой сотрудник может уволиться даже с самого гиперважного для бизнеса участка работы, уведомив всего за две недели, а расстаться с нерадивым сотрудником работодателю так же легко вряд ли удастся», — подчеркнула эксперт.

Фактор роста ВВП

Эксперты «Нового компаньона» отмечают, что доля молодых матерей в совокупной рабочей силе достаточно велика. «В настоящее время в России более 8 млн женщин в возрасте от 20 до 49 лет имеют детей дошкольного возраста. Согласно данным выборочных обследований рабочей силы, проводимых Росстатом, в 2015 году уровень занятости среди этой группы населения составлял 64%, а это более 5 млн человек, то есть почти каждая восьмая женщина, входящая в состав рабочей силы, — мама, имеющая маленького ребёнка», — приводит статистику Елена Базуева.

Охват дошкольными образовательными учреждениями детей до 6 лет в Пермском крае,%

Нерешённые проблемы с приёмом на работу молодых мам, таким образом, оборачиваются реальными потерями для региональной и федеральной экономики, однако в России рассматривать проблему гендерной дискриминации под таким углом не принято. Зато именно так её видят за рубежом. «Международные эксперты видят в ликвидации гендерной дискриминации при выборе профессии и оплате труда один из факторов современного экономического развития и достижения более высоких темпов и качества экономического роста. Например, согласно исследованиям Всемирного банка, ликвидация гендерной дискриминации на рынке труда может позволить повысить ВВП на величину от 3 до 16%», — отмечает Елена Базуева. По её мнению, в таком подходе кроется не только скрытый резерв развития экономики России и её регионов, но и необходимое условие её устойчивого развития в будущем.

«Фактически женщины с маленькими детьми могут успешно трудиться в любой отрасли, если работодатель идёт им навстречу», — уверена Дарья Вершинина. Например, работа в удалённом режиме или снижение нагрузки (возможно, даже с пропорциональным уменьшением заработной платы) могли бы решить часть проблем. Однако исследование «АльфаСтрахования» показало, что работодатели весьма редко идут на такие шаги. Наталья Комарова отмечает, что наиболее подходящими для молодых матерей будут те отрасли, где нет привязки к жёсткому графику работы в офисе, а также ненормированного рабочего дня, работы в выходные, ночных смен: недвижимость, страхование, программирование, интернет-технологии, соцсети и т. д. Эксперт отмечает, что нередко женщины, ещё находясь в декрете на основном месте работы, фактически работают на новом — в одной из этих отраслей.

Твитнуть

Поделиться

Плюсануть

Поделиться

www.newsko.ru

Работницы с детьми платят «штраф за материнство»

Сотрудницы-матери зарабатывают меньше, чем их бездетные коллеги. Однако разница сумм невелика — в среднем 4%.

АВТОРЫ ИССЛЕДОВАНИЯ:

Алла Макаренцева, завлабораторией исследований демографии и миграции Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.

У сотрудниц-матерей зарплата в среднем на 4,1% ниже, чем у бездетных работниц. Однако эта разница — «штраф за материнство» — касается лишь женщин с несовершеннолетними детьми. Тех, чьи дети уже выросли, работодатель не штрафует. Возможные причины Светалана Бирюкова и Алла Макаренцева проанализироваи в докладе «Новые оценки штрафа за материнство в России».

Популярные штампы способствуют дискриминации

Работодатели часто не жалуют сотрудниц с детьми. Считается, что у них ниже производительность труда. Компании расценивают такой персонал как «невыгодный» и потому, что женщины, имеющие детей, чаще отсутствуют на работе — в связи с болезнями и учебой детей. Эти работницы менее мобильны, не могут трудиться сверхурочно и вечером спешат домой (см. Почему женщинам трудно совмещать карьеру и семью). В случае аврала положиться на них сложно. О таких сотрудницах говорят, что они «выпадают» из коллектива. Это касается и рутинной работы, и проектов, и вечеринок.

Столь «проблемному» персоналу работодатели стараются платить меньше (см. Работодатели не жалуют матерей и беременных женщин). Такая дискриминация в оплате труда и есть «штраф за материнство»: женщины с детьми получают меньше, чем их бездетные коллеги.

«Зарплату матерям никто не снижает, их просто берут на более низкую ставку, — поясняет Светлана Бирюкова. — Ведь далеко не все после декрета выходят на прежнюю работу. Это не обязательно происходит в рамках одной компании, оценки даны на уровне экономики».

Парадоксально, но такую «недоплату» матерям «оправдывают» и некоторые общественные стереотипы. Например, в таком духе: «Они [сотрудницы с детьми] только отсиживают работу, у них голова не о том болит».  Или: «Как им нормально трудиться, если у них дети, проблемы?».

Семья важнее работы

Светлана Бирюкова и Алла Макаренцева приводят и другие объяснения недооценки труда работниц с детьми, встречающиеся в теоретических и эмпирических исследованиях.

Это, например, «размывание» квалификации. Принято считать, что за время отпуска по уходу за ребенком женщина может несколько утратить квалификацию. Быстро восполнить такие пробелы можно не всегда.

Кроме того, нахождение в декрете сокращает общий стаж и опыт работы. У таких женщин может быть меньше навыков, им сложнее выполнять задания. Оба фактора, связанных с квалификацией, «особенно актуальны для России — страны с длинными отпусками по уходу за детьми», считают исследователи.

Впрочем, матери детей-дошкольников часто сами выбирают рабочие места с меньшими требованиями к отдаче. Многим нужны гибкий график и возможность удаленной работы. В конце концов, дети не всегда устроены в детсад. А если устроены, то часто болеют. При этом услуги нянь не всем по карману.

По сути, многие «семейные» сотрудницы вынужденно жертвуют карьерой, подавляют профессиональные амбиции (см. Почему женщины редко становятся начальниками). Работниц с детьми «не будут повышать, хорошие проекты давать», сетуют респонденты в одном из исследований (Почему женщинам трудно совмещать карьеру и семью). «Какой уж тут профессиональный рост? Просто работаешь — и то хорошо», — пишет участница одного из популярных форумов по детству. Другая вторит: «Как-то поугас после рождения второго ребенка мой карьерный пыл. Зарплату не повышают, хотя работаю как все».

Плюсы «семейных» сотрудниц

Впрочем, нередко встречаются и суждения о том, что работницы-матери более организованны. Они трудятся эффективнее, чем их коллеги (см. Почему женщинам трудно совмещать карьеру и семью). Такие сотрудницы «сильнее держатся за работу» (нужно обеспечивать детей), привыкли к многозадачности и часто выполняют поручения быстрее, чем остальные.

Разное отношение к работе, степень активности и предприимчивости разделяют также незанятых женщин, имеющих детей, и бездетных дам. Так, в исследовании по Москве выяснилось, что среди незанятых женщин с несовершеннолетними детьми оказалось гораздо больше тех, кто может сразу приступить к работе: 52% против 36% у женщин без детей. 42% мам указали, что ищут работу или пытаются организовать собственное дело. В группе бездетных женщин об этом заявили лишь 28%.

Выше образование — больше штраф

4,1% — таков в России средний «штраф за материнство» (разница в зарплатах у работающих женщин с детьми и их бездетных коллег). Такие оценки Светлана Бирюкова и Алла Макаренцева дали по итогам анализа результатов репрезентативного обследования РМЭЗ НИУ ВШЭ (23-я волна, 2014 год, отобраны 1433 наблюдения — занятые женщины в возрасте от 20 до 44 лет). Если учесть в расчетах уровень образования, то дисбаланс в зарплатах будет в полтора раза больше.

Среди работниц с вузовским дипломом «штраф за материнство» составляет 6,5%. Более того, женщины с высшим образованием получают его уже за рождение первого ребенка, в то время как женщины без вузовского диплома — только начиная со второго малыша.

«Такие диспропорции могут быть связаны с более высокими требованиями к сотрудницам в сегменте высококвалифицированной занятости", — поясняет Светлана Бирюкова. Чем привлекательнее позиция и труднее работа, тем меньше возможностей успешно совмещать ее с индивидуальным расписанием ребенка и работой детских садов.

Другое объяснение более существенного «штрафа» высокообразованных женщин связано с человеческим капиталом — багажом знаний, умений и опыта, накопленных человеком. «Наиболее образованные работники, кроме того, что обладают высоким человеческим капиталом, склонны чаще обновлять свои навыки, осваивать новые компетенции, повышать квалификацию в течение всей жизни, — говорит Бирюкова. — Полутора- или трехлетний перерыв в работе для женщин из таких групп означает не только частичную потерю освоенных до рождения ребенка навыков, но и отставание в освоении новых. Оно проявляется в размере «штрафа» и в длительности его проявления».

В любом случае, полученные цифры ниже оценок десятилетней давности. Расчеты на основе выборки РМЭЗ НИУ ВШЭ за 2003-2005 год показали на 8,1% более низкую зарплату у женщин с несовершеннолетними детьми по сравнению с бездетными.

Причиной такой динамики может быть развитие рынка труда, изменение структуры занятости. «Постепенная переориентация экономики к нематериальному производству, развитие сегментов интеллектуальных услуг — информационных и образовательных технологий, сферы консалтинга, дизайна — приводит к расширению возможностей удаленной занятости, пусть и медленному, — рассуждает Светлана Бирюкова. — Возможно, это позволяет сокращать длительность перерывов в работе и способствует сокращению «штрафов»».

Однако такая гипотеза требует проверки, считают исследователи.

Краткосрочное наказание

К счастью, «материнский штраф» — временное явление, выяснили исследователи. Потери в зарплате женщин наблюдаются, как правило, в течение нескольких лет после рождения ребенка (в дошкольный период). То есть тогда, когда женщины вынуждены больше «сидеть» с малышом, активно ухаживать за ним. Зато чем дети старше и самостоятельнее, тем больше у матерей возможностей сосредоточиться на работе.

Значимых различий между зарплатами женщин со взрослыми детьми и зарплатами бездетных сотрудниц Бирюкова и Макаренцева не обнаружили.

В дальнейшем исследователи намерены рассмотреть динамику штрафов с 1994 по 2015 год (то есть на разных стадиях экономического цикла). Планируется также рассмотреть штрафы в группах матерей с детьми разного возраста. «Этапные» возраста — полтора года, три и шесть лет. Первые два возраста соотносятся со сроками декретного отпуска. Третий возраст — время расставания с дошкольным детством.

См. также:

Как дети влияют на карьеру матери

Почему женщинам трудно совмещать карьеру и семью

Занятость матерей в первые годы жизни ребенка: обзор исследований ее влияния на развитие детей

Рождение ребенка как фактор доходной обеспеченности женщин. Насколько велик в России штраф за материнство?

Семьям с детьми трудно делать сбережения

iq.hse.ru


Смотрите также