Взыскать штраф ущерб


можно ли взыскать с него сумму штрафа

Статьи по теме

В процессе трудовой деятельности сотрудники компании могут допускать какие-то нарушения, в результате чего на компанию будет наложен штраф. Но нередко иски работодателей о взыскании штрафа с сотрудника отклоняют.

Резонно, что работодатель, который делегировал ряд полномочий своим подчиненным, считает сотрудника, из-за которого компания оштрафована, ответственным за это, и планирует взыскать с него утраченную сумму. В пользу такой позиции говорит известное письмо Роструда от 19.10.2006 № 1746-6-1, по мнению ведомства, к прямому действительному ущербу можно отнести и штрафные санкции. Однако позиция судов по этому вопросу в большинстве случаев противоположная. 

Суды не признают штраф как прямой действительный ущерб

Когда на компанию налагают штраф за то или иной нарушение, очевидно, что совершил его какой-то работник. Но даже в том случае, если есть все доказательства, подтверждающие его вину, переложить на него ответственность за выписанный компании штраф будет очень проблематично.

Во-первых, иногда штрафы бывают весьма существенными, и при всем желании взыскать сумму в полном размере не представляется возможным. Как известно, ТК РФ содержит закрытый перечень случаев привлечения работника к полной материальной ответственности (ст. 242 ТК РФ). И единственный, казалось бы, подходящий случай — причинение ущерба в результате административного проступка — здесь неприменим, так как к административной ответственности должен быть привлечен работник, а не работодатель. Это следует из п. 12 постановления Пленума Верховного суда РФ от 16.11.2006 № 52. Если, например, работник попал в аварию из-за нарушения им правил дорожного движения, и это установлено инспектором ГИБДД, то тогда за поврежденный автомобиль его можно привлечь к полной материальной ответственности. В случае наложения штрафа на компанию — нет.

Во-вторых, даже если работодатель готов ограничиться возмещением в размере среднего заработка работника, сделать это не позволят положения Трудового кодекса РФ, определяющие, что является прямым действительным ущербом — ст. 238. Данной нормой установлено, что под таким ущербом понимается:

  • реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение его состояния;
  • уменьшение или ухудшение состояния имущества третьих лиц, если работодатель несет за него ответственность;
  • необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Исходя из положений ст.ст. 128 и 130 ГК РФ, к имуществу также могут быть отнесены и деньги. Тем самым логично предположить, что если по вине работника компании приходится заплатить штраф, то количество денег, то есть имущества компании, уменьшается. Налицо первая из трех гипотез, перечисленных в ст. 238 ТК РФ. Однако на практике суды не расценивают штраф как уменьшение имущества компании.

Из практики. Водитель компании был задержан сотрудниками ГИБДД за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. В связи с этим работодателю был выписан штраф за нарушение ч. 2 ст. 12.32 КоАП РФ (допуск к управлению транспортным средством водителя, находящегося в состоянии опьянения). Попытки переложить ответственность на работника не увенчались успехом: суд не нашел связи между поведением работника и причинением компании прямого действительного ущерба в виде уплаченной суммы штрафа (апелляционное определение Новосибирского областного суда от 18.11.2014 по делу № 33-9744-2014).

Два остальных обстоятельства из трёх перечисленных выше еще больше не подпадают под ситуацию с административной ответственностью компании. Уменьшения имущества третьих лиц не происходит, не требуется так же возместить ущерб, причиненный третьей стороне, так как в данном случае под ней подразумевается государство, и у него как раз никакого ущерба не возникло.

Именно поэтому не удастся взыскать с бухгалтера сумму штрафа, наложенного на компанию, за нарушение налогового законодательства (апелляционное определение Омского областного суда от 12.08.2015 по делу № 33-5577/2015), а также за несвоевременное представление отчетности в пенсионный фонд (апелляционное определение Московского городского суда от 24.04.2015 № 33-11196/2015).

Тем самым, можно констатировать, что виновный в подобном нарушении работник будет нести дисциплинарную ответственность, вплоть до увольнения, но никак не материальную.

Практика в пользу работодателя

Отметим, что не все суды так категоричны, встречается позиция и в пользу работодателя. Так, Красноярский областной суд посчитал, что поскольку штраф на компанию был наложен по вине сотрудницы, то она должна нести ограниченную материальную ответственность в пределах своего среднего заработка. В обоснование такого вывода суд сослался на письмо Роструда от 19.10.2006 № 1746-6-1 (апелляционное определение от 10.11.2014 по делу № 33-10534). В другом деле суд также поддержал компанию, опровергнув доводы работника, что тем самым работодатель перекладывает свою ответственность на другое лицо (определение Челябинского областного суда от 14.09.2012 по делу № 11-6383/2012). Однако нужно заметить, что сторонники этой точки зрения все-таки в меньшинстве и превалирует позиция в пользу работника (справка Кемеровского областного суда от 20.02.2013 № 01-07/26-123; апелляционное определение ВС Республики Татарстан от 01.04.2013 по делу № 33-3688/2013 и др.).

Читайте полностью

Компанию оштрафовали по вине работника. Каковы шансы взыскать с него эту сумму

www.tspor.ru

Департамент общего аудита по вопросу порядка взыскания причиненного ущерба с работника (штраф ГИБДД).

Ответ

В силу пункта 1 статьи 2.6.1 КоАП РФ к административной ответственности за административные правонарушения в области дорожного движения и административные правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренные законами субъектов РФ, совершенные с использованием транспортных средств, в случае фиксации этих административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи привлекаются собственники (владельцы) транспортных средств.

Пунктом 1 статьи 32.2 КоАП РФ установлено, что административный штраф должен быть уплачен лицом, привлеченным к административной ответственности.

Таким образом, обязанность уплатить штраф от ГИБДД в силу норм КоАП РФ возникает у собственника транспортного средства – Вашей Организации.

Порядок привлечения работников к материальной ответственности установлен главой 39 ТК РФ.

В соответствии со статьей 232 ТК РФ сторона трудового договора (работодатель или работник), причинившая ущерб другой стороне, возмещает этот ущерб в соответствии с ТК РФ и иными федеральными законами.

Согласно статье 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

В рассматриваемом случае, Организация осуществляет расходы в виде административного штрафа за нарушение ПДД.

Как следует из письма Роструда от 19.10.06 № 1746-6-1, к прямому действительному ущербу могут быть отнесены суммы уплаченного штрафа:

«В соответствии со ст. 233 Трудового кодекса Российской Федерации материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено Кодексом или иными федеральными законами.

Материальная ответственность наступает при одновременном наличии следующих условий: противоправного поведения (действий или бездействия) причинителя; причинной связи между противоправным действием и материальным ущербом; вины в совершении противоправного действия (бездействия).

Согласно ст. 238 Кодекса работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб, под которым понимается реальное уменьшение или ухудшение наличного имущества работодателя, а также необходимость для него произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

К прямому действительному ущербу могут быть отнесены, например, недостача денежных или имущественных ценностей, порча материалов и оборудования, расходы на ремонт поврежденного имущества, выплаты за время вынужденного прогула или простоя, суммы уплаченного штрафа».

Исходя из изложенного, на наш взгляд, административный штраф может быть признан прямым действительным ущербом, причиненным Организации работником.

Как было указано выше, согласно статье 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб.

В соответствии со статьей 241 ТК РФ за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами.

Таким образом, по общему правилу, работник отвечает за причиненный ущерб в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ.

Кроме указанной ограниченной ответственности, ТК РФ предусматривает полную материальную ответственность.

Согласно статье 242 ТК РФ полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере.

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных ТК РФ или иными федеральными законами.

Статьей 243 ТК РФ установлено, что материальная ответственность в полном размере причиненного работодателю ущерба может быть возложена на работника в следующих случаях:

1) когда в соответствии с настоящим Кодексом или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей;

2) недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу;

3) умышленного причинения ущерба;

4) причинения ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения;

5) причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда;

6) причинения ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом;

7) разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну (государственную, служебную, коммерческую или иную), в случаях, предусмотренных федеральными законами;

8) причинения ущерба не при исполнении работником трудовых обязанностей.

Таким образом, работник может быть привлечен к полной материальной ответственности в случае причинения ущерба в результате административного поступка, если такой установлен соответствующим государственным органом.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, данным в пункте 12 Постановления от 16.11.06 № 52, «работник может быть привлечен к полной материальной ответственности, если по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении судьей, органом, должностным лицом, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях, было вынесено Постановление о назначении административного наказания (пункт 1 абзаца первого части 1 статьи 29.9 КоАП РФ), поскольку в указанном случае факт совершения лицом административного правонарушения установлен».

Соответственно, если у Организации имеется подтверждение доказанности вины работника и наличия административного правонарушения, она, по нашему мнению, может рассчитывать на возмещение всей суммы ущерба.

В рассматриваемом случае, следует отметить, что, по нашему мнению, взыскать ущерб в полном размере работодатель вправе в случае, если речь идет о штрафе за нарушение ПДД, предусмотренные главой 12 КоАП РФ, т.е. в случае, когда:

1. имеется нарушение сотрудником ПДД,

2. за это нарушение предусмотрена административная ответственность,

3. имеется Постановление о назначении наказания.

В ином случае, взыскание не может превышать среднего месячного заработка. Например, в случае, если штраф был выписан на основании фотосъемки, Постановление о назначении административного наказания будет отсутствовать. Соответственно, работодатель будет не вправе взыскать ущерб в полном объеме.

В силу статьи 240 ТК РФ работодатель имеет право с учетом конкретных обстоятельств, при которых был причинен ущерб, полностью или частично отказаться от его взыскания с виновного работника.

Таким образом, привлечение работника к материальной ответственности является правом работодателя, а не его обязанностью.

Порядок взыскания причиненного ущерба установлен статьями 246-248 ТК РФ.

При этом он является единым в отношении всех сотрудников, в том числе несущих полную материальную ответственность. Таким образом, порядок документального оформления взыскания причиненного ущерба не зависит от того, несет ли сотрудник полную материальную ответственность или частичную.

Согласно статье 246 ТК РФ размер ущерба, причиненного работодателю при утрате и порче имущества, определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день причинения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества.

В соответствии со статьей 247 ТК РФ до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов.

Истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба является обязательным.

Таким образом, при взыскании ущерба обязательным документом является письменное объяснение виновного лица. В случае отказа или уклонения работника от представления указанного объяснения составляется соответствующий акт.

Создание комиссии для определения размера причиненного ущерба является правом работодателя, а не обязанностью.

Поскольку в рассматриваемом случае, речь идет об административном штрафе, по нашему мнению, нет необходимости создавать комиссию для установления размера причиненного ущерба, так как имеется в наличии квитанция ГИБДД. В связи с этим, по нашему мнению, достаточно оформить справку в произвольной форме, с указанием постановления (или иного документа, подтверждающего привлечение к административной ответственности) и суммы штрафа, относящегося к конкретному автомобилю.

В соответствии со статьей 248 ТК РФ взыскание с виновного работника суммы причиненного ущерба, не превышающей среднего месячного заработка, производится по распоряжению работодателя. Распоряжение может быть сделано не позднее одного месяца со дня окончательного установления работодателем размера причиненного работником ущерба.

Если месячный срок истек или работник не согласен добровольно возместить причиненный работодателю ущерб, а сумма причиненного ущерба, подлежащая взысканию с работника, превышает его средний месячный заработок, то взыскание может осуществляться только судом.

При несоблюдении работодателем установленного порядка взыскания ущерба работник имеет право обжаловать действия работодателя в суд.

Работник, виновный в причинении ущерба работодателю, может добровольно возместить его полностью или частично. По соглашению сторон трудового договора допускается возмещение ущерба с рассрочкой платежа. В этом случае работник представляет работодателю письменное обязательство о возмещении ущерба с указанием конкретных сроков платежей. В случае увольнения работника, который дал письменное обязательство о добровольном возмещении ущерба, но отказался возместить указанный ущерб, непогашенная задолженность взыскивается в судебном порядке.

Таким образом, взыскание с виновного работника суммы причиненного ущерба, не превышающей среднего месячного заработка, производится по распоряжению работодателя[1]. Такое распоряжение может быть сделано не позднее одного месяца со дня окончательного установления работодателем размера причиненного работником ущерба.

Из указанных положений статьи 248 ТК РФ следует, что независимо от того, идет ли речь о частичном возмещении ущерба или полном, самостоятельно взыскать с работника сумму причиненного ущерба работодатель вправе, если сумма не превышает средний месячный заработок данного работника.

При этом взыскание производится не позднее одного месяца со дня определения размера ущерба.

Таким образом, взыскание причиненного ущерба производится в следующем порядке:

-установление размера ущерба;

-приказ о взыскании.

В соответствии со статьей 138 ТК РФ общий размер всех удержаний при каждой выплате заработной платы не может превышать 20 процентов.

Следовательно, в случае, если работодатель примет решение о взыскании причиненного ущерба, размер взыскания не должен превышать 20 процентов от оплаты труда.

При этом положения ТК РФ не предоставляют работодателю права удерживать более 20 процентов, например, на основании заявления работника о том, что он согласен на такое удержание.

Соответственно, по нашему мнению, работодатель не вправе удерживать из работной платы работника больше 20 процентов, даже в случае, если работник написал соответствующее заявление.

Вместе с этим, следует отметить, что исходя из норм статьи 248 ТК РФ работник, виновный в причинении ущерба работодателю, может добровольно возместить его полностью или частично.

Соответственно, в случае, если сумма причиненного ущерба будет превышать 20 процентов оплаты труда сотрудника, то он будет вправе добровольно возместить ущерб путем внесения необходимой суммы в кассу Организации (или перечисления денежных средств безналичным путем).

Коллегия Налоговых Консультантов, 14 апреля 2015г.

[1] В данном случае, мы не рассматриваем ущерб, превышающий средний месячный заработок, так как максимальная сумма штрафа за нарушение ПДД будет меньше.

Назад в раздел

www.mosnalogi.ru

Компанию оштрафовали по вине работника. Как взыскать с него сумму штрафа

Статьи по теме

Как доказать, что штраф на компанию наложен по вине работника. В каких случаях работник обязан полностью возместить сумму штрафа. Могут ли судебные расходы по иску к компании быть взысканы с работника.

В соответствии с правилами ст.ст. 232, 233 Трудового кодекса РФ работник обязан возместить работодателю ущерб, причиненный своими виновными противоправными действиями или бездействием. В то же время материальная ответственность любого работника перед работодателем ограничена прямым действительным ущербом. Упущенная выгода (неполученные доходы) с работника не могут быть взысканы. Сравнительно просто обстоит дело в ситуации, когда работник повредил или уничтожил вверенное ему работодателем имущество (например, в результате ДТП с участием автомобиля работодателя) или не вернул работодателю полученные под отчет денежные средства. Прямой действительный ущерб здесь очевиден, поскольку происходит реальное уменьшение наличного имущества работодателя. Однако, как быть в случае, когда причиненный работодателю ущерб заключается не в реальном уменьшении его наличного имущества, а, к примеру, во взыскании с него по вине работника в пользу третьего лица штрафов, судебных расходов и иных денежных выплат. Прямого ответа в законе нет. Однако компания все-таки сможет взыскать ущерб с работника, если докажет, что из-за ненадлежащего исполнения работником своих должностных обязанностей работодателю пришлось выплатить денежные суммы третьим лицам. Размер ущерба будет ограничен средним заработком работника. А вот если ущерб возник по вине руководителя компании, то здесь собственники организации могут требовать полного возмещения ущерба, так как он несет ответственность не за ущерб, а за причиненные компании убытки.

С директора может быть взыскана сумма штрафа, наложенного на компанию по его вине

Повышенная ответственность директора общества обусловлена той значимой ролью, которую он занимает в механизме управления организацией. В процессе осуществления своей трудовой деятельности руководитель принимает значимые решения, которые должны быть взвешенными и продуманными. Неверные решения руководителя могут причинить вред управляемой им организации, что создает для него обязанность возместить ущерб.

Регулирование трудовых отношений с работником, являющимся руководителем организации, обладает определенной спецификой (гл. 43 ТК РФ).

Нормы корпоративного законодательства РФ имеют приоритет перед нормами трудового права. Согласно абз. 3 п. 3 ст. 69 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО) на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) и (или) членами коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) действие законодательства РФ о труде распространяется в части, не противоречащей положениям Закона об АО.

В ст. 71 Закона об АО предусмотрена обязанность органов управления действовать добросовестно и разумно в интересах общества, а также необходимость возместить убытки, причиненные своими незаконными действиями (бездействием). Аналогичные правила содержатся в ст. 44 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Как видно из приведенных законоположений, руководитель организации отвечает не за прямой действительный ущерб, а за убытки, причиненные обществу.

Возмещение убытков является одним из способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ), который заключается в праве лица, чье право нарушено, требовать возмещения своих расходов, связанных с восстановлением нарушенного права, утратой или повреждением его имущества (реальный ущерб), а также неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (ст. 15 ГК РФ). Применение указанной меры возможно, если доказаны противоправность действий причинителя убытков, причинная связь между противоправными действиями и возникшими убытками, наличие и размер понесенных убытков.

Судебная практика. Директор общества не предоставил акционерам компании в срок запрашиваемую информацию к общему собранию акционеров, что послужило причиной привлечения компании к административной ответственности в виде штрафа в соответствии с ч. 1 ст. 15.19 КоАП РФ. Акционер компании обратился в суд с иском к директору о возмещении суммы уплаченного по вине директора штрафа. Он указал, что из-за неправомерных действий директора компания понесла убытки и, соответственно, он должен эти убытки возместить. Суд согласился с заявленными требованиями и указал, что штраф по иску акционеров, владеющих не менее 1  процента размещенных акций общества, может быть взыскан в пользу общества в качестве убытков по правилам ст. 15 ГК РФ, п.п. 2 и 5 ст. 71 Закона об АО (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13.03.2012 по делу № А46-4499/2011).

Отметим, что в случае, если непредставление информации акционеру вызвано не виной директора, то он не подлежит привлечению к ответственности в виде возмещения убытков. Так, по одному делу суд отказал в возложении ответственности на директора, поскольку конверт с документами, подлежащими направлению акционеру, потерял администратор общества (постановление ФАС Северо-Западного округа от 07.06.2012 по делу № А56-45869/2011).

Совершение убыточной сделки не всегда является основанием для привлечения директора к ответственности

Далеко не всякие суммы могут быть взысканы с директора в качестве убытков. Для привлечения директора к ответственности необходимо доказать, что он действовал именно недобросовестно и неразумно, в ущерб интересам организации. Например, неполучение прибыли от деятельности, равно как и получение ее в меньшем размере, нежели той, на который рассчитывали владельцы компании, не дает права взыскать с директора убытки, если он действовал добросовестно, в пределах предоставленных ему правомочий. Так, в одном деле суд отказал во взыскании с директора общества убытков в виде прибыли, полученной его дочерними обществами и не поступившей на счет общества.

Судебная практика. Акционер компании обратился в суд с иском к директору общества о возмещении убытков. В обоснование заявленных требований он указал, что бездействие директора повлекло неполучение распределенной в пользу общества прибыли дочерних обществ. Однако суд с такой позицией не согласился. Он указал, что выплата дивидендов и распределение чистой прибыли между акционерами является правом, а не обязанностью общества. Суд признал, что директор общества свои полномочия осуществлял в соответствии с законодательством РФ и уставом АО. Доказательств, подтверждающих противоправность его действий, а также наличие причинно-следственной связи между его действиями и наступившими последствиями, на которые ссылался акционер, в материалы дела представлено не было (постановление ФАС Уральского округа от 26.12.2011 № Ф09-8429/11 по делу № А50-3555/2011).

Даже если акционеры считают, что руководитель совершил убыточную и экономически невыгодную для организации сделку, то следует понимать, что само по себе такое обстоятельство еще не дает им права взыскать ущерб с директора. Важно подтвердить, что была утрачена возможность оспорить сделку. Владельцы компании (участники ООО или акционеры АО) должны попытаться оспорить совершенную недобросовестным директором сделку по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством РФ, а уже при неудаче предъявить свои претензии к директору. Так, по одному из дел акционер пытался взыскать убытки с членов совета директоров, которые, по его мнению, недобросовестно произвели отчуждение имущества АО. Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд отметил, что отчуждение имущества на основании гражданско-правовой сделки, не признанной в судебном порядке недействительной, нельзя расценивать как утрату этого имущества. Суд указал, что в такой ситуации иск следовало заявлять не со ссылкой на нормы об ответственности органов управления хозяйственного общества за незаконные действия (бездействие), а при наличии к тому оснований оспорить сделку по отчуждению имущества; к примеру, сделку можно было бы оспорить как совершенную с нарушением порядка одобрения как крупной сделки и/или сделки с заинтересованностью (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 01.12.2005 по делу № А33-6285/05-Ф02-5960/05-С2). Таким образом, если действия руководителя соответствуют требованиям закона и учредительным документам управляемого им общества, а также не выходят за пределы его полномочий, он не может быть привлечен к ответственности, если в результате принимаемых им управленческих решений общество лишается того или иного источника своего дохода.

Доказать факт причинения работником ущерба компании поможет должностная инструкция

Обычные работники, в отличие от руководителя компании, отвечают перед работодателем только в случае причинения прямого действительного ущерба. Как было отмечено выше, прямым действительным ущербом будет реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества).

Чтобы взыскать с виновного работника причиненный работодателю ущерб, придется доказать, что ущерб был причинен при исполнении работником служебных обязанностей. Поэтому при оформлении работника на работу работодателю следует четко оговорить круг его должностных обязанностей. Если, к примеру, обязанности работника заключаются в подготовке и сдаче отчетности, то они должны быть прямо указаны в должностной инструкции работника. Отсутствие в должностной инструкции соответствующих обязанностей исключает возможность привлечения его к ответственности, даже если он действительно причинил своему работодателю вред.

Судебная практика. В связи с несвоевременным уведомлением Пенсионного фонда России об открытии расчетного счета на компанию был наложен штраф. Работодатель посчитал, что в допущенном нарушении виноват работник, который своевременно не направил сведения, и потребовал через суд возместить сумму штрафа. Однако суд отказал в иске по следующим основаниям. Судом установлено, что в должностной инструкции работника содержалась только обязанность по уведомлению налоговых органов. В то же время работодателем не было предоставлено доказательств того, что в должностные обязанности работника входило направление сведений об открытии расчетного счета в управлении ПФР (апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 02.08.2012 по делу № 33-15357/12).

Если работник оформлен в штат правильно, в его должностной инструкции закреплены соответствующие должностные обязанности и, ознакомившись с ней, он поставил свою подпись, то при возникновении ущерба работодатель имеет право привлечь работника к материальной ответственности. Следует иметь в виду, что по смыслу абз. 2 ст. 238 Трудового кодекса РФ в состав прямого действительного ущерба работодателя включаются не только уже понесенные им затраты, уже произведенные излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам, но и затраты, и излишние выплаты, которые ему предстоит понести по вине работника, если обоснованность таких затрат и выплат не вызывает сомнений (например, она установлена вступившим в законную силу судебным решением).

При определении точной суммы, подлежащей взысканию с недобросовестного работника, принимается во внимание вид его материальной ответственности. Если работник несет ограниченную материальную ответственность перед работодателем, то за причиненный вред он отвечает только в размере своего среднемесячного заработка (ст. 241 ТК РФ), даже если такой суммой не покрывается общий размер причиненного ущерба.

Судебная практика. Пациентка обратилась к врачу-терапевту с жалобами на боли в животе. Врач ее осмотрел и поставил диагноз «ОРВИ», который впоследствии не подтвердился, а состояние больной ухудшилось. В связи с тем, что пациентке оказали некачественную медицинскую помощь она обратилась в суд с требованием возместить причиненный здоровью вред. Суд удовлетворил требования пациентки и обязал медучреждение выплатить денежную компенсацию. Работодатель посчитал, что он вправе в порядке регресса потребовать от врача, поставившего неправильный диагноз, возместить сумму компенсации пациентке. Суд согласился с требованиями работодателя и обязал работника возместить сумму причиненного учреждению ущерба. Причем суд исходил из того, что размер суммы ограничен средним заработком работника (апелляционное определение Красноярского краевого суда от 15.08.2012 по делу № 33-6809/2012).

К аналогичным выводам в деле со схожими фактическими обстоятельствами пришел Верховный суд Республики Хакасия (апелляционное определение от 21.08.2012 по делу № 33-1627/2012).

Судебные расходы по проигранному делу не являются ущербом

Очень часто возникает вопрос, относятся ли к прямому действительному ущербу понесенные проигравшим суд работодателем судебные расходы, уплаченные выигравшему спор третьему лицу, и подлежат ли они возмещению за счет работника, по вине которого это произошло.

Под судебными расходами в процессуальном законодательстве РФ понимаются государственная пошлина за рассмотрение дела и издержки, связанные с его рассмотрением, перечень которых не является исчерпывающим (расходы на проезд и проживание сторон и третьих лиц, понесенные ими в связи с явкой в суд, расходы на оплату услуг представителей, почтовые расходы и др. в соответствии сост. 94 ГПК РФ).

Сразу отметим, что ст. 393 ТК РФ (освобождение работников от судебных расходов) в настоящем случае не подлежит применению. Ведь в соответствии с данной нормой работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений. Как видно из содержания приведенного законоположения, данная гарантия относится к случаю, когда сами работники по тем или иным основаниям обращаются в суд за защитой своих прав.

В рассматриваемом же случае работодатель понес судебные расходы в рамках другого дела и уплатил их по решению суда в пользу третьего лица. Разрешенный в рамках этого дела спор не относится к трудовым отношениям между работодателем и работником, по вине которого работодатель произвел указанную выплату, поэтому названная гарантия здесь не должна учитываться.

К разрешению указанного вопроса в настоящее время суды подходят по-разному, существуют две принципиально противоположные позиции.

Таким образом, чтобы взыскать с работника ущерб, причиненный ненадлежащим исполнением обязанностей, работодателю следует прежде всего представить доказательтства, того, что их выполнение было предусмотрено должностной инструкцией. Иначе доказать вину работника будет крайне сложно.

Судебные расходы с работника взыскать нельзя. Согласно первой позиции судебные расходы, понесенные работодателем по спору с третьим лицом и уплаченные в его пользу, не входят в понятие «прямой действительный ущерб» и не могут быть взысканы за счет виновного работника. Причем в судебной практике данная позиция является преобладающей.

Судебная практика. Судебный пристав-исполнитель вынес постановление в отношении компании-должника о списании и перечислении денежных средств кредитору. Компания обжаловала данный акт в суд, и суд встал на ее сторону. В связи с тем, что компания понесла расходы на судебное представительство, она потребовала взыскать их со службы судебных приставов, которая являлась работодателем пристава, вынесшего спорное постановление. После их выплаты работодатель потребовал у работника возместить сумму судебных расходов в порядке регресса. Работник не согласился с таким требованием, тогда работодатель обратился в суд. Районный суд удовлетворил требования работодателя, однако апелляционная инстанция встала на сторону работника. Суд указал, что исходя из правовой природы судебных расходов, выплаченных юридическому лицу, их нельзя признать убытками по смыслу понятия действительного прямого ущерба, который заложен в нормах трудового законодательства. В связи с этим решение нижестоящего суда было отменено (определение Пермского краевого суда от 04.06.2012 по делу № 33-4496).

В аналогичном деле другой суд также посчитал, что уплата службой судебных приставов судебных расходов взыскателю, в соответствии с действующим законодательством не может быть отнесена к прямому действительному ущербу, который обязан возместить работник работодателю (апелляционное определение Ярославского областного суда от 18.06.2012 по делу № 33-3073/2012). К такому же выводу пришел и Хабаровский краевой суд (апелляционное определение от 29.06.2012 по делу № 33-4293/2012).

С работника можно взыскать судебные расходы. К принципиально иным выводам пришел Брянский областной суд в апелляционном определении от 17.05.2012 по делу № 33-1375. По заявлению индивидуального предпринимателя постановление судебного пристава об окончании исполнительного производства было признано незаконным и со службы судебных приставов по Брянской области в пользу предпринимателя были взысканы судебные расходы по оплате услуг представителя. С пристава, вынесшего оспариваемое постановление, по иску его работодателя (УФССП по Брянской области) был взыскан в дальнейшем прямой действительный ущерб в размере его среднемесячного заработка.

Правильной, с нашей точки зрения, является первая позиция, согласно которой судебные расходы с работника взыскать нельзя, даже если работодатель понес их по вине работника. Согласно Трудовому кодексу РФ под прямым действительным ущербом понимается необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (абз. 2 ст. 238).

То есть закон позволяет взыскать за счет работника только те выплаты и затраты, понесенные работодателем, которые направлены на возмещение именно ущерба, причиненного третьим лицам. Возмещение работодателем судебных расходов выигравшей спор с ним стороне, по смыслу приведенной нормы возмещением ущерба не является. Это процессуальная обязанность работодателя, которая состоит в необходимости понести неблагоприятные имущественные последствия. Однако к возмещению ущерба никакого отношения она не имеет.

Кроме того, здесь необходимо отметить, что работодатель был не лишен возможности удовлетворить требования третьего лица и в досудебном порядке, исключив тем самым возложение на него судебных расходов.

Убытки в связи с принятием обеспечительных мер нельзя взыскать с работника

Отдельно следует остановиться на ситуации, когда работник в рамках судебного спора с работодателем заявляет ходатайство о применении обеспечительных мер относительно своих требований (к примеру, наложение ареста на имущество, арест денежных средств на расчетном счете работодателя и т. д.).

Статьей 146 Гражданского процессуального кодекса РФ предусмотрено, что после вступления в законную силу решения суда, которым в иске отказано, ответчик вправе предъявить к истцу иск о возмещении убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска, принятыми по просьбе истца.

На основании приведенной нормы работодатель, в иске к которому отказано, вправе потребовать от проигравшего работника возместить причиненные убытки в связи с принятием судом обеспечительных мер. Возникает вопрос о том, как указанная норма соотносится с правилом возмещения только прямого действительного ущерба, закрепленным в ст. 238 ТК РФ.

Отметим, что между приведенными нормами права нет никаких противоречий. Статья 238 ТК РФ относится к трудовым отношениям и определяет размер ответственности работника перед работодателем за причиненный ему вред. Статья 246 ГПК РФ регулирует процессуальные отношения в сфере отправления правосудия и определяет право ответчика, в иске к которому отказано, получить возмещение убытков, причиненных принятием обеспечительных мер.

Для взыскания таких убытков работодатель по правилам ст. 15 Гражданского кодекса РФ должен представить суду веские и убедительные доказательства факта и размера причиненного работником вреда, его вины в причинении убытков и наличия прямой причинно-следственной связи между его действиями или бездействием и наступившими последствиями в виде причинения убытков. Недоказанность хотя бы одного из указанных элементов исключает возможность привлечения работника к ответственности.

При рассмотрении иска работодателя к работнику о возмещении убытков суд оценивает, насколько добросовестны и разумны были действия самого работодателя, предпринимал ли он, как того требуетст. 404 Гражданского кодекса РФ, меры к уменьшению своих убытков, к минимизации негативных последствий.

Судебная практика. В связи с задолженностью компании по заработной плате, работник обратился в суд с требованием обязать работодателя погасить имеющуюся задолженность, а также выплатить проценты за задержку денежных средств. При рассмотрении дела на имущество работодателя был наложен арест в качестве обеспечительной меры. В частности, судебный пристав-исполнитель наложил арест на денежные средства, находящиеся на счетах в банках. Суд частично удовлетворил требования работника о взыскании задолженности по зарплате. Затем работодатель обратился в суд с требованием о взыскании с работника убытков, вызванных обеспечительными мерами. Он заявил, что из-за обеспечительных мер был вынужден привлекать заемные средства, и потребовал с работника уплаты суммы процентов, а также судебных расходов и госпошлины. Однако суд отказал в удовлетворении иска. Он отметил, что согласно ст. 146 ГПК РФ после вступления в законную силу решения суда, которым в иске отказано, ответчик вправе предъявить к истцу иск о возмещении убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска, принятыми по просьбе истца. Однако в данном случае требование истца о возмещении убытков основано на решении суда общей юрисдикции, которым иск работника был удовлетворен частично. При этом суд отметил, что отказ в части взыскания заработной платы и компенсации за задержку ее выплаты за определенный период времени основан на пропуске работником срока обращения в суд. По мнению суда, работодатель не доказал, в чем именно выразилось нарушение его прав и чем подтверждается противоправность действий причинителя вреда (работника), его вина, а также наличие причинно-следственной связи между возникшими убытками и принятием мер по обеспечению иска. В связи с этим суд отказал в удовлетворении иска (кассационное определение ВС Удмуртской Республики от 27.04.2011 по делу № 33-1481).

В приведенном примере позиция, которую занял суд, по нашему мнению, является верной, основанной на правильном применении норм материального права. Тот факт, что работнику было отказано в иске к работодателю, сам по себе не дает последнему права требовать возмещения убытков. В рассматриваемом случае работник действовал добросовестно, предприняв меры, предусмотренные законом, для защиты своих прав и обеспечения исполнения судебного решения. В его действиях нет вины

Подводя итог, следует обратить внимание, что работники несут ответственность перед работодателями за причиненный вред. При этом если работник является руководителем организации, то он отвечает за убытки, все остальные работники отвечают только за прямой действительный ущерб. Остальные работники по общему правилу несут ответственность в размере своего среднемесячного заработка, кроме случаев, когда в соответствии с ТК РФ с ними допускается заключение договоров о полной материальной ответственности, и такие договоры действительно были заключены. В частности, если будет установлено, что работник умышленно пытался причинить работодателю вред, то это может стать основанием для взыскания ущерба в полном размере.

Важно помнить, что для взыскания с работника в пользу работодателя убытков или прямого действительного ущерба последний обязан доказать факт их возникновения и размер, наличие виновного противоправного поведения работника (действия или бездействия), прямой причинно-следственной связи между его поведением и наступившими неблагоприятными последствиями в виде причинения вреда.

Прямая причинно-следственная связь означает, что именно в результате поведения работника работодателю был причинен ущерб. Если ущерб возник по причинам, за которые работник не отвечает, в частности, по вине или халатности самого работодателя, то с работника он взысканию не подлежит.

www.tspor.ru

Компанию оштрафовали по вине работника. Как взыскать с него сумму штрафа

Статьи по теме

Как доказать, что штраф на компанию наложен по вине работника В каких случаях работник обязан полностью возместить сумму штрафа Могут ли судебные расходы по иску к компании быть взысканы с работника

В соответствии с правилами ст.ст. 232, 233 Трудового кодекса РФ работник обязан возместить работодателю ущерб, причиненный своими виновными противоправными действиями или бездействием. В то же время материальная ответственность любого работника перед работодателем ограничена прямым действительным ущербом. Упущенная выгода (неполученные доходы) с работника не могут быть взысканы. Сравнительно просто обстоит дело в ситуации, когда работник повредил или уничтожил вверенное ему работодателем имущество (например, в результате ДТП с участием автомобиля работодателя) или не вернул работодателю полученные под отчет денежные средства. Прямой действительный ущерб здесь очевиден, поскольку происходит реальное уменьшение наличного имущества работодателя. Однако, как быть в случае, когда причиненный работодателю ущерб заключается не в реальном уменьшении его наличного имущества, а, к примеру, во взыскании с него по вине работника в пользу третьего лица штрафов, судебных расходов и иных денежных выплат. Прямого ответа в законе нет. Однако компания все-таки сможет взыскать ущерб с работника, если докажет, что из-за ненадлежащего исполнения работником своих должностных обязанностей работодателю пришлось выплатить денежные суммы третьим лицам. Размер ущерба будет ограничен средним заработком работника. А вот если ущерб возник по вине руководителя компании, то здесь собственники организации могут требовать полного возмещения ущерба, так как он несет ответственность не за ущерб, а за причиненные компании убытки.

С директора может быть взыскана сумма штрафа, наложенного на компанию по его вине

Повышенная ответственность директора общества обусловлена той значимой ролью, которую он занимает в механизме управления организацией. В процессе осуществления своей трудовой деятельности руководитель принимает значимые решения, которые должны быть взвешенными и продуманными. Неверные решения руководителя могут причинить вред управляемой им организации, что создает для него обязанность возместить ущерб.

Регулирование трудовых отношений с работником, являющимся руководителем организации, обладает определенной спецификой (гл. 43 ТК РФ).

Нормы корпоративного законодательства РФ имеют приоритет перед нормами трудового права. Согласно абз. 3 п. 3 ст. 69 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО) на отношения между обществом и единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) и (или) членами коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции) действие законодательства РФ о труде распространяется в части, не противоречащей положениям Закона об АО.

В ст. 71 Закона об АО предусмотрена обязанность органов управления действовать добросовестно и разумно в интересах общества, а также необходимость возместить убытки, причиненные своими незаконными действиями (бездействием). Аналогичные правила содержатся в ст. 44 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Как видно из приведенных законоположений, руководитель организации отвечает не за прямой действительный ущерб, а за убытки, причиненные обществу.

Возмещение убытков является одним из способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК РФ), который заключается в праве лица, чье право нарушено, требовать возмещения своих расходов, связанных с восстановлением нарушенного права, утратой или повреждением его имущества (реальный ущерб), а также неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (ст. 15 ГК РФ). Применение указанной меры возможно, если доказаны противоправность действий причинителя убытков, причинная связь между противоправными действиями и возникшими убытками, наличие и размер понесенных убытков.

Судебная практика. Директор общества не предоставил акционерам компании в срок запрашиваемую информацию к общему собранию акционеров, что послужило причиной привлечения компании к административной ответственности в виде штрафа в соответствии с ч. 1 ст. 15.19 КоАП РФ. Акционер компании обратился в суд с иском к директору о возмещении суммы уплаченного по вине директора штрафа. Он указал, что из-за неправомерных действий директора компания понесла убытки и, соответственно, он должен эти убытки возместить. Суд согласился с заявленными требованиями и указал, что штраф по иску акционеров, владеющих не менее 1  процента размещенных акций общества, может быть взыскан в пользу общества в качестве убытков по правилам ст. 15 ГК РФ, п.п. 2 и 5 ст. 71 Закона об АО (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 13.03.2012 по делу № А46-4499/2011).

Отметим, что в случае, если непредставление информации акционеру вызвано не виной директора, то он не подлежит привлечению к ответственности в виде возмещения убытков. Так, по одному делу суд отказал в возложении ответственности на директора, поскольку конверт с документами, подлежащими направлению акционеру, потерял администратор общества (постановление ФАС Северо-Западного округа от 07.06.2012 по делу № А56-45869/2011).

Совершение убыточной сделки не всегда является основанием для привлечения директора к ответственности

Далеко не всякие суммы могут быть взысканы с директора в качестве убытков. Для привлечения директора к ответственности необходимо доказать, что он действовал именно недобросовестно и неразумно, в ущерб интересам организации. Например, неполучение прибыли от деятельности, равно как и получение ее в меньшем размере, нежели той, на который рассчитывали владельцы компании, не дает права взыскать с директора убытки, если он действовал добросовестно, в пределах предоставленных ему правомочий. Так, в одном деле суд отказал во взыскании с директора общества убытков в виде прибыли, полученной его дочерними обществами и не поступившей на счет общества.

Судебная практика. Акционер компании обратился в суд с иском к директору общества о возмещении убытков. В обоснование заявленных требований он указал, что бездействие директора повлекло неполучение распределенной в пользу общества прибыли дочерних обществ. Однако суд с такой позицией не согласился. Он указал, что выплата дивидендов и распределение чистой прибыли между акционерами является правом, а не обязанностью общества. Суд признал, что директор общества свои полномочия осуществлял в соответствии с законодательством РФ и уставом АО. Доказательств, подтверждающих противоправность его действий, а также наличие причинно-следственной связи между его действиями и наступившими последствиями, на которые ссылался акционер, в материалы дела представлено не было (постановление ФАС Уральского округа от 26.12.2011 № Ф09-8429/11 по делу № А50-3555/2011).

Даже если акционеры считают, что руководитель совершил убыточную и экономически невыгодную для организации сделку, то следует понимать, что само по себе такое обстоятельство еще не дает им права взыскать ущерб с директора. Важно подтвердить, что была утрачена возможность оспорить сделку. Владельцы компании (участники ООО или акционеры АО) должны попытаться оспорить совершенную недобросовестным директором сделку по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством РФ, а уже при неудаче предъявить свои претензии к директору. Так, по одному из дел акционер пытался взыскать убытки с членов совета директоров, которые, по его мнению, недобросовестно произвели отчуждение имущества АО. Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд отметил, что отчуждение имущества на основании гражданско-правовой сделки, не признанной в судебном порядке недействительной, нельзя расценивать как утрату этого имущества. Суд указал, что в такой ситуации иск следовало заявлять не со ссылкой на нормы об ответственности органов управления хозяйственного общества за незаконные действия (бездействие), а при наличии к тому оснований оспорить сделку по отчуждению имущества; к примеру, сделку можно было бы оспорить как совершенную с нарушением порядка одобрения как крупной сделки и/или сделки с заинтересованностью (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 01.12.2005 по делу № А33-6285/05-Ф02-5960/05-С2). Таким образом, если действия руководителя соответствуют требованиям закона и учредительным документам управляемого им общества, а также не выходят за пределы его полномочий, он не может быть привлечен к ответственности, если в результате принимаемых им управленческих решений общество лишается того или иного источника своего дохода.

Доказать факт причинения работником ущерба компании поможет должностная инструкция

Обычные работники, в отличие от руководителя компании, отвечают перед работодателем только в случае причинения прямого действительного ущерба. Как было отмечено выше, прямым действительным ущербом будет реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества).

Чтобы взыскать с виновного работника причиненный работодателю ущерб, придется доказать, что ущерб был причинен при исполнении работником служебных обязанностей. Поэтому при оформлении работника на работу работодателю следует четко оговорить круг его должностных обязанностей. Если, к примеру, обязанности работника заключаются в подготовке и сдаче отчетности, то они должны быть прямо указаны в должностной инструкции работника. Отсутствие в должностной инструкции соответствующих обязанностей исключает возможность привлечения его к ответственности, даже если он действительно причинил своему работодателю вред.

Судебная практика. В связи с несвоевременным уведомлением Пенсионного фонда России об открытии расчетного счета на компанию был наложен штраф. Работодатель посчитал, что в допущенном нарушении виноват работник, который своевременно не направил сведения, и потребовал через суд возместить сумму штрафа. Однако суд отказал в иске по следующим основаниям. Судом установлено, что в должностной инструкции работника содержалась только обязанность по уведомлению налоговых органов. В то же время работодателем не было предоставлено доказательств того, что в должностные обязанности работника входило направление сведений об открытии расчетного счета в управлении ПФР (апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 02.08.2012 по делу № 33-15357/12).

Если работник оформлен в штат правильно, в его должностной инструкции закреплены соответствующие должностные обязанности и, ознакомившись с ней, он поставил свою подпись, то при возникновении ущерба работодатель имеет право привлечь работника к материальной ответственности. Следует иметь в виду, что по смыслу абз. 2 ст. 238 Трудового кодекса РФ в состав прямого действительного ущерба работодателя включаются не только уже понесенные им затраты, уже произведенные излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам, но и затраты, и излишние выплаты, которые ему предстоит понести по вине работника, если обоснованность таких затрат и выплат не вызывает сомнений (например, она установлена вступившим в законную силу судебным решением).

При определении точной суммы, подлежащей взысканию с недобросовестного работника, принимается во внимание вид его материальной ответственности. Если работник несет ограниченную материальную ответственность перед работодателем, то за причиненный вред он отвечает только в размере своего среднемесячного заработка (ст. 241 ТК РФ), даже если такой суммой не покрывается общий размер причиненного ущерба.

Судебная практика. Пациентка обратилась к врачу-терапевту с жалобами на боли в животе. Врач ее осмотрел и поставил диагноз «ОРВИ», который впоследствии не подтвердился, а состояние больной ухудшилось. В связи с тем, что пациентке оказали некачественную медицинскую помощь она обратилась в суд с требованием возместить причиненный здоровью вред. Суд удовлетворил требования пациентки и обязал медучреждение выплатить денежную компенсацию. Работодатель посчитал, что он вправе в порядке регресса потребовать от врача, поставившего неправильный диагноз, возместить сумму компенсации пациентке. Суд согласился с требованиями работодателя и обязал работника возместить сумму причиненного учреждению ущерба. Причем суд исходил из того, что размер суммы ограничен средним заработком работника (апелляционное определение Красноярского краевого суда от 15.08.2012 по делу № 33-6809/2012).

К аналогичным выводам в деле со схожими фактическими обстоятельствами пришел Верховный суд Республики Хакасия (апелляционное определение от 21.08.2012 по делу № 33-1627/2012).

Судебные расходы по проигранному делу не являются ущербом

Очень часто возникает вопрос, относятся ли к прямому действительному ущербу понесенные проигравшим суд работодателем судебные расходы, уплаченные выигравшему спор третьему лицу, и подлежат ли они возмещению за счет работника, по вине которого это произошло.

Под судебными расходами в процессуальном законодательстве РФ понимаются государственная пошлина за рассмотрение дела и издержки, связанные с его рассмотрением, перечень которых не является исчерпывающим (расходы на проезд и проживание сторон и третьих лиц, понесенные ими в связи с явкой в суд, расходы на оплату услуг представителей, почтовые расходы и др. в соответствии со ст. 94 ГПК РФ).

Сразу отметим, что ст. 393 ТК РФ (освобождение работников от судебных расходов) в настоящем случае не подлежит применению. Ведь в соответствии с данной нормой работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений. Как видно из содержания приведенного законоположения, данная гарантия относится к случаю, когда сами работники по тем или иным основаниям обращаются в суд за защитой своих прав.

В рассматриваемом же случае работодатель понес судебные расходы в рамках другого дела и уплатил их по решению суда в пользу третьего лица. Разрешенный в рамках этого дела спор не относится к трудовым отношениям между работодателем и работником, по вине которого работодатель произвел указанную выплату, поэтому названная гарантия здесь не должна учитываться.

К разрешению указанного вопроса в настоящее время суды подходят по-разному, существуют две принципиально противоположные позиции.

Таким образом, чтобы взыскать с работника ущерб, причиненный ненадлежащим исполнением обязанностей, работодателю следует прежде всего представить доказательтства, того, что их выполнение было предусмотрено должностной инструкцией. Иначе доказать вину работника будет крайне сложно.

Судебные расходы с работника взыскать нельзя. Согласно первой позиции судебные расходы, понесенные работодателем по спору с третьим лицом и уплаченные в его пользу, не входят в понятие «прямой действительный ущерб» и не могут быть взысканы за счет виновного работника. Причем в судебной практике данная позиция является преобладающей.

Судебная практика. Судебный пристав-исполнитель вынес постановление в отношении компании-должника о списании и перечислении денежных средств кредитору. Компания обжаловала данный акт в суд, и суд встал на ее сторону. В связи с тем, что компания понесла расходы на судебное представительство, она потребовала взыскать их со службы судебных приставов, которая являлась работодателем пристава, вынесшего спорное постановление. После их выплаты работодатель потребовал у работника возместить сумму судебных расходов в порядке регресса. Работник не согласился с таким требованием, тогда работодатель обратился в суд. Районный суд удовлетворил требования работодателя, однако апелляционная инстанция встала на сторону работника. Суд указал, что исходя из правовой природы судебных расходов, выплаченных юридическому лицу, их нельзя признать убытками по смыслу понятия действительного прямого ущерба, который заложен в нормах трудового законодательства. В связи с этим решение нижестоящего суда было отменено (определение Пермского краевого суда от 04.06.2012 по делу № 33-4496).

В аналогичном деле другой суд также посчитал, что уплата службой судебных приставов судебных расходов взыскателю, в соответствии с действующим законодательством не может быть отнесена к прямому действительному ущербу, который обязан возместить работник работодателю (апелляционное определение Ярославского областного суда от 18.06.2012 по делу № 33-3073/2012). К такому же выводу пришел и Хабаровский краевой суд (апелляционное определение от 29.06.2012 по делу № 33-4293/2012).

С работника можно взыскать судебные расходы. К принципиально иным выводам пришел Брянский областной суд в апелляционном определении от 17.05.2012 по делу № 33-1375. По заявлению индивидуального предпринимателя постановление судебного пристава об окончании исполнительного производства было признано незаконным и со службы судебных приставов по Брянской области в пользу предпринимателя были взысканы судебные расходы по оплате услуг представителя. С пристава, вынесшего оспариваемое постановление, по иску его работодателя (УФССП по Брянской области) был взыскан в дальнейшем прямой действительный ущерб в размере его среднемесячного заработка.

Правильной, с нашей точки зрения, является первая позиция, согласно которой судебные расходы с работника взыскать нельзя, даже если работодатель понес их по вине работника. Согласно Трудовому кодексу РФ под прямым действительным ущербом понимается необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (абз. 2 ст. 238).

То есть закон позволяет взыскать за счет работника только те выплаты и затраты, понесенные работодателем, которые направлены на возмещение именно ущерба, причиненного третьим лицам. Возмещение работодателем судебных расходов выигравшей спор с ним стороне, по смыслу приведенной нормы возмещением ущерба не является. Это процессуальная обязанность работодателя, которая состоит в необходимости понести неблагоприятные имущественные последствия. Однако к возмещению ущерба никакого отношения она не имеет.

Кроме того, здесь необходимо отметить, что работодатель был не лишен возможности удовлетворить требования третьего лица и в досудебном порядке, исключив тем самым возложение на него судебных расходов.

Убытки в связи с принятием обеспечительных мер нельзя взыскать с работника

Отдельно следует остановиться на ситуации, когда работник в рамках судебного спора с работодателем заявляет ходатайство о применении обеспечительных мер относительно своих требований (к примеру, наложение ареста на имущество, арест денежных средств на расчетном счете работодателя и т. д.).

Статьей 146 Гражданского процессуального кодекса РФ предусмотрено, что после вступления в законную силу решения суда, которым в иске отказано, ответчик вправе предъявить к истцу иск о возмещении убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска, принятыми по просьбе истца.

На основании приведенной нормы работодатель, в иске к которому отказано, вправе потребовать от проигравшего работника возместить причиненные убытки в связи с принятием судом обеспечительных мер. Возникает вопрос о том, как указанная норма соотносится с правилом возмещения только прямого действительного ущерба, закрепленным в ст. 238 ТК РФ.

Отметим, что между приведенными нормами права нет никаких противоречий. Статья 238 ТК РФ относится к трудовым отношениям и определяет размер ответственности работника перед работодателем за причиненный ему вред. Статья 246 ГПК РФ регулирует процессуальные отношения в сфере отправления правосудия и определяет право ответчика, в иске к которому отказано, получить возмещение убытков, причиненных принятием обеспечительных мер.

Для взыскания таких убытков работодатель по правилам ст. 15 Гражданского кодекса РФ должен представить суду веские и убедительные доказательства факта и размера причиненного работником вреда, его вины в причинении убытков и наличия прямой причинно-следственной связи между его действиями или бездействием и наступившими последствиями в виде причинения убытков. Недоказанность хотя бы одного из указанных элементов исключает возможность привлечения работника к ответственности.

При рассмотрении иска работодателя к работнику о возмещении убытков суд оценивает, насколько добросовестны и разумны были действия самого работодателя, предпринимал ли он, как того требует ст. 404 Гражданского кодекса РФ, меры к уменьшению своих убытков, к минимизации негативных последствий.

Судебная практика. В связи с задолженностью компании по заработной плате, работник обратился в суд с требованием обязать работодателя погасить имеющуюся задолженность, а также выплатить проценты за задержку денежных средств. При рассмотрении дела на имущество работодателя был наложен арест в качестве обеспечительной меры. В частности, судебный пристав-исполнитель наложил арест на денежные средства, находящиеся на счетах в банках. Суд частично удовлетворил требования работника о взыскании задолженности по зарплате. Затем работодатель обратился в суд с требованием о взыскании с работника убытков, вызванных обеспечительными мерами. Он заявил, что из-за обеспечительных мер был вынужден привлекать заемные средства, и потребовал с работника уплаты суммы процентов, а также судебных расходов и госпошлины. Однако суд отказал в удовлетворении иска. Он отметил, что согласно ст. 146 ГПК РФ после вступления в законную силу решения суда, которым в иске отказано, ответчик вправе предъявить к истцу иск о возмещении убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска, принятыми по просьбе истца. Однако в данном случае требование истца о возмещении убытков основано на решении суда общей юрисдикции, которым иск работника был удовлетворен частично. При этом суд отметил, что отказ в части взыскания заработной платы и компенсации за задержку ее выплаты за определенный период времени основан на пропуске работником срока обращения в суд. По мнению суда, работодатель не доказал, в чем именно выразилось нарушение его прав и чем подтверждается противоправность действий причинителя вреда (работника), его вина, а также наличие причинно-следственной связи между возникшими убытками и принятием мер по обеспечению иска. В связи с этим суд отказал в удовлетворении иска (кассационное определение ВС Удмуртской Республики от 27.04.2011 по делу № 33-1481).

В приведенном примере позиция, которую занял суд, по нашему мнению, является верной, основанной на правильном применении норм материального права. Тот факт, что работнику было отказано в иске к работодателю, сам по себе не дает последнему права требовать возмещения убытков. В рассматриваемом случае работник действовал добросовестно, предприняв меры, предусмотренные законом, для защиты своих прав и обеспечения исполнения судебного решения. В его действиях нет вины

Подводя итог, следует обратить внимание, что работники несут ответственность перед работодателями за причиненный вред. При этом если работник является руководителем организации, то он отвечает за убытки, все остальные работники отвечают только за прямой действительный ущерб. Остальные работники по общему правилу несут ответственность в размере своего среднемесячного заработка, кроме случаев, когда в соответствии с ТК РФ с ними допускается заключение договоров о полной материальной ответственности, и такие договоры действительно были заключены. В частности, если будет установлено, что работник умышленно пытался причинить работодателю вред, то это может стать основанием для взыскания ущерба в полном размере.

Важно помнить, что для взыскания с работника в пользу работодателя убытков или прямого действительного ущерба последний обязан доказать факт их возникновения и размер, наличие виновного противоправного поведения работника (действия или бездействия), прямой причинно-следственной связи между его поведением и наступившими неблагоприятными последствиями в виде причинения вреда.

Прямая причинно-следственная связь означает, что именно в результате поведения работника работодателю был причинен ущерб. Если ущерб возник по причинам, за которые работник не отвечает, в частности, по вине или халатности самого работодателя, то с работника он взысканию не подлежит.

www.lawyercom.ru


Смотрите также